Гроздья гнева

Гроздья гнева

1939 г. / Роман
В 30е годы XX века множество мелких земельных арендаторов США были изгнаны со своих ферм из-за наступившей Великой депрессии. Все они бросились искать работу, чтобы прокормить себя и своих близких.
Озвучки
Гроздья гнева
Год издания: 2007 г.
Длительность: 22 часа 37 минут
Издатель: Библиофоника
Исполнители: Владимир Левашев
Подробнее
Рецензии
Это первая книга Стейнбека, которую я прочла. Это лучшая книга, которую я прочла за последние несколько месяцев, и, бесспорно, одна из лучших прочитанных мной в жизни. Недаром роман удостоен Пулитцеровской премии и считается вершиной творчества писателя.
Очень сложно мне вообразить человека, которого «Гроздья гнева» не тронул бы, оставил равнодушным и не заставил бы задуматься. Значит, человек этот черств, бездушен, бессердечен, и, в конце концов, просто не любит Человечество и Человека как такового. Читать этот роман и потрясаться то же самое, что читать о концлагерях и не ужасаться. И Стейнбек, увидев собственными глазами, что называется «с изнанки», то, о чем он поведал своим читателям, конечно, не мог смолчать. Он сказал обо всем честно, открыто, правдиво, громко, так, чтобы все услышали, с такой же невообразимой болью в голосе, с таким же стыдом за свой народ, свою действительность и историю, с которыми могут писать только немцы о жертвах Холокоста и Второй мировой войне. На примере одной американской семьи он показал жизнь целого поколения, целого народа.
Великая Депрессия. Оклахома плачет пыльными слезами, засуха, земля истощена, загублен не первый уже урожай. Чудовища-Банки и Хозяева-Конторы считают невыгодным более держать на земле арендаторов, семейству Джоудов в числе многих и многих прочих приходится уезжать с обжитых многими поколениями земель в солнечную Калифорнию, где «есть работа, там не бывает холодов». А что такое для человека, всю жизнь проработавшего на земле, своими собственными руками проработавшего, уехать с нее? Уехать из мест, где ты родился, и твои родители, и дед с бабкой. Да и еще как – будто ты ненужный мусор. Иди куда хочешь, нет у тебя ничего, это не твоя земля! Банку все равно, он бесчувственный, для него важны только деньги, иначе это Чудовище погибнет, а этого допустить никак нельзя. Кого волнует, погибнут ли люди? Так начинается длинная дорога Джоудов на запад. Продано всё, что можно продать, за бесценок, даром, каждый цент на счету, оставшиеся нехитрые пожитки уложены на дряхлый грузовичок, который того и гляди развалится, и вся семья числом 12 отправляется в путь. С верой, с надеждой, с мечтой. И одному Богу известно через что придется пройти этим людям, какие препятствия преодолеть, сколько горя и разочарования перенести, сколько слез схоронить в своих глазах. Бездомные, грязные, голодные. Кому нужны они в той Калифорнии?
Главы непростой жизни Джоудов перемежаются публицистическими очерками, где частное сменяется общим, где голос автора действительно звучит в полую силу, где видно его личное отношение к происходящему. В этих главах расставляются акценты, привлекается внимание читателя к тому, что волновало Стейнбека. Здесь собирательные безымянные персонажи вступают в диалоги – посредники беседуют с арендаторами, бедняки покупают машины для путешествия к берегам новой жизни, а предприимчивые продавцы рухляди пытаются их обдурить, фермеры продают свое барахло в надежде выручить за него хоть какие-то жалкие гроши. В этих главах объясняются все социальные предпосылки и последствия переселения людей в западные штаты, причины расслоения общества, иногда немного гротескно, но всё больше надрывно и печально, с горечью.
Безропотно Джоуды отправляются в дорогу, им это нужно, необходимо, чтобы выжить, иначе голодная смерть. Но и в этих бесчеловечных условиях люди остаются людьми. Встречаясь на бесконечно длинном шоссе, в палаточном лагере переселенцев они несмотря ни на что пытаются помочь друг другу всем, чем только могут – куском хлеба, руками, способными починить машину или построить плотину, последними деньгами и наконец, простым человеческим участием и советом. Все вместе испытывают они на себе ненависть и презрение калифорнийцев, все вместе награждаются постыдной кличкой «оки». Все они переживают и сопереживают друг другу, кожей чувствуют, что они – одна семья, связанная одним общим великим горем. Вообще теме семьи отведена в романе своя, значительная роль. Мать семейства остро осознает и всячески поддерживает общность, неделимость Джоудов. Грудью встает она за единство семьи, как львица пытается защитить и сохранить то немногое, что от нее осталось. И именно она, мировая женщина, в трудную минуту берет на себя смелость управлять и принимать жизненно важные решения, потеснив в этих правах своих мужчин. Это как раз та женщина, которая и коня на скаку остановит, и в горящую избу войдет, очень близка она по духу образам, воспетым в русской литературе. Но иной ей быть невозможно, такой ее сделали обстоятельства.
Об этом романе можно говорить очень долго, в нем собрано невероятно много всего – есть и библейское – пустыня и потоп, и отречение, и высшая степень любви в шокирующей финальной сцене – и впечатляюще живые описания природы. Но чтобы нам не рисовал Стейнбек центральной фигурой всегда остается Человек, будь то Человек в отрыве от природы и условиях общей тракторизации сельского хозяйства или Человек, угнетенный произволом крупных собственников, трудящийся за гроши, как раб на плантации. Когда осознаешь, что всё это было, было на самом деле, мурашки пробегают по коже и в душе тоже начинают зреть гроздья, но не гнева, а обиды и вселенской боли.
В самом начале книги читателю встречается эпизод с ползущей черепахой. Она просто ползет по своим черепашьим делам. Давит ее машина, переворачивает, она прячется в свой панцирь, но потом продолжает ползти. Берет ее в руки человек, заворачивает в пиджак, она барахтается, пытается вырваться и удрать и после так же продолжает ползти в ей одной известное место. Эта сцена, пожалуй, и есть лейтмотив всего произведения. Идти вперед, чтобы не случилось, пусть по-черепашьи, но вперед, не останавливаться, не опускать рук, пытаться даже когда силы на исходе, преодолевать препятствия, невзирая на трудности, уготованные внешним миром. Находить поводы для радости даже в самую трудную минуту и улыбаться, пусть сквозь слезы, но всё же улыбаться, оставаясь Человеком.
Прочитано в рамках Книжного флэшмоба. За рекомендацию громаднейшее спасибо Р Н К.
Просто так учить языки – бесполезно. Раньше я не верила.
Когда учишь язык, непременно нужно съездить в страну, где на нем говорят и думают, это золотое правило. Иначе сплошной Хэппи Инглиш и рассказы про Таймс сквер. Могу с уверенностью сказать, что я начала понимать и вспоминать все те дохлые тексты про Америку только когда прошла по Таймс сквер сама. Постояла на переходе под желтыми светофорами, увидела желтые такси, перешла дорогу на белый свет. Когда по-английски попросила в уличной жестяной лавке coffee with milk.
Понимание цветовой палитры, пронизывающий книги Стейнбека (впрочем, и других американских авторов) пришло только в тот момент, когда ранним утром такой же, как кофейная лавка, жестяной поезд летел по мостам и вдоль маленьких поселков, сложенных из маленьких белых домиков. В поезде сидела среди американцев и я, читала "Гроздья гнева" и проникалась все большим уважением. Нельзя сказать точно, к чему же было это уважение: то ли к нации, сумевшей преодолеть темные годы сплошной безработицы и эксплуатации, то ли к особенному пониманию свободы - выстраданной, горделивой, со временем выразившейся в гигантских зданиях, чешущих облака.
Когда читаешь этот роман, невольно подлавливаешь себя на внутреннем диссонансе. Сопереживание человеческим страданиям и несправедливости капиталистов по отношению к простым рабочим людям сменяется умиротворением и спокойствием. Как будто начинает играть густая уверенная музыка, вытесняющая своей эпичностью все мелкие бытовые перипетии. Это такой ритм книги - накатываться мерными волнами, за которыми всегда остается Главная Ценность - в данном случае, неисчезающая человечность.
Ты можешь убить другого человека в драке, ты можешь остаться без дома, можешь затеять бунт против неукротимой власти денег, но если ты сохраняешь в себе человека, ты сможешь начать свою жизнь с чистой страницы и добиться своей мечты - белого домика среди апельсиновой рощи... Соглашусь с предыдущими рецензентами, главное в этом романе - торжество духа, его всесильность и красота.
На аналитических сайтах всё чаще стали попадаться статьи о гражданских протестах и беспорядках в США, в то время как по телевидению такой информации нет - все политкорректно помалкивают. В США назрел самый настоящий финансовый кризис: были срезаны все зарплаты, льготы, начались увольнения, и американцы, привыкшие как сыр в масле кататься, вышли на улицы...

Америка роскошно жила не всегда (если вас интересуют источники такой жизни, то вам сюда), бывали времена кризисов и депрессий. Например, был конец 30-х годов прошлого века - засухи и неурожаи в центральных штатах и, как результат, массовые разорения и переселения фермеров. Именно этот период и запечатлел Стейнбек в книге "Гроздья гнева".

Джон Стейнбек - американский писатель, талантливый прозаик, лауреат нобелевской премии по литературе. "Гроздья гнева" - это лучший роман Стейнбека, он повествует об истории одной семьи, а в целом, отражает историю всего народа в трудные для Америки времена.

Том Джоуд возвращается из тюрьмы на родную ферму. Дома опустение и неурожай, семья разорена. Банк выкидывает всё семейство из дома и сгоняет с земли. В поисках лучшей жизни они едут во Флориду, представляя себе рай на земле и достойную жизнь. Но едут они не одни, а вместе с тысячами вышвырнутых со своих земель семей. Едут, чтобы встретить людскую ненависть, нищенство, ничтожные подачки за нелёгкий труд...

Данную книгу считаю одной из самых интересных, сильных, драматичных. После её прочтения долго находилась в состоянии шока: финал ну просто рвёт на части эмоционально. Книга о бесконечном человеческом терпении, неумолимом упорстве и надежде...

Читала много тысяч книг, эту вношу в десятку лучших, которые непременно стоит прочитать.
Прочитала "Гроздья гнева" Стейнбека и решила написать отзыв сразу, а то не засну. Вот это произведение-гениально.
Раньше Стейнбека не читала. Случайно прочитала отзыв-решила наверстать.
Читается что называется "на одном дыхании", очень легко.
Описывается жизнь семьи, которую выгнали из родного дома (Оклахомы), согнали с земли, вынудили искать "лучшей жизни в другом штате (Филадельфии). В семью возвращается из тюрьмы сын-а дома уже готовятся к отъезду-нечего делать больше мелким фермерам на земле-все они разорились, задолжали банкам.
Семья верит распространненным листкам о том, что в штате Филадельфия, где очень плодородная земля, требуются люди на работу по сбору урожая персиков, хлопка. Семья отправляется в путь...
Повествование настолько живописное, что при прочтении ощущаешь жару, пыль дороги, усталость героев на себе.
Скоро становится понятно в какую ловушку попадут герои, что в душе вызывает бурю негодования-но читать вам...
Совершенно трогающий до слез конец книги-не каждому автору удается так растрогать читателя.
Конечно, книга основана на экономической ситуации начала 20 в, имеет политическую подоплеку, точно отражает уровень жизни людей того периода.
Вообщем, кто еще не читал-всем очень рекомендую. Точно не пожалеете.
пишите потом отзывы-интересно узнать вашу точку зрения.
МЯСО

Теперь, после прочтения, хочу создать подборку: "Книги, чуть было не отвратившие меня от чтения".
Да. Даже так.

Нет, вот вы мне скажите: а ГОЛОД американцы себе вообще без мяса не представляют?
Потому, что эту книгу следовало назвать "Мясо".

Герои страдают от одной мысли что не будет мяса мяса мяса, мечтают о мясе мясе мясе, на заработанные деньги покупают мясо мясо мясо. А больше между ними почти ничего и не происходит. Ах, да! - еще то, что они называют "поблудить" (но по большому счету, это ведь тоже мясо).

Боже, какие несчастные! Как их жа-а-алко... Им хватает заработка только на мясо с картошкой (ежедневное меню), кофе, бензин, запчасти и коммунальные платежи (будем считать плату за стоянку коммуналкой). Что-то мне это напоминает... кажется... Россию.
Полстраны живет так сейчас, а как мы жили до... После всех наших книг, даже тех, на которые я тут писала рецензии, после всех наших реалий что-то не жалеется мне американцев. И можете кидать в меня гнилыми помидорами.

Книга безусловно относится к класике жанра.
Но я - вот беда! - не люблю жанр "полит-агиток".
О, да! Утверждаются американские ценности: свобода, право на труд, умение держать спину, деньги и мясо мясо мясо. Но слишком много пафоса. Слишком.

А мне на протяжении всего чтения почему-то представлялись зеленые человечки, со слезами радости на глазах поедающие гамбургер под громкие звуки американского гимна и постигшие, наконец, истинные ценности в жизни.
"Амеееерика...Амееерика...!"

Прочитано в рамках мини-флэшмоб-лотереи "Дайте две!"
Ведь мы… мы будем жить, когда от всех этих людей и следа не останется. Мы народ, Том, мы живые. Нас не уничтожишь. Мы народ – мы живем и живем.

"Гроздья гнева" я читала полгода. Наивная я после прочтения Зима тревоги нашей полагала, что Стейнбека читать непросто, но не так уж сложно. Наивная я. "Гроздья гнева" - масштабное полотно, полное погружение во времена, которых словно не было, полгода чтения на русском и на английском. Для меня до сих пор загадка, как школьники в США проходят это произведение по программе, как у них хватает мозга все до конца разобрать, проанализировать и понять. Хотя они наверное так же не понимают, как мы можем читать в школе "Войну и мир" Льва Толстого, ну да ладно.

Было безумно тяжело читать не столько из-за поднятой темы, от которой я оказалась достаточно далека и не дока, сколько из-за стиля повествования. Тяжело из-за тут и там проскакивающих деталей и эпизодов, от которых скручивает внутри. "Гроздья гнева" - история паломничества целого народа, который в один миг потерял столь важное - землю, корни, смысл существования. Они бредут в поисках работы, нового места, своеобразной мечты - но ждет их только презрение, пустота и очередные грезы. Каждый персонаж, появившийся на страницах романа хотя бы на пару мгновений - это целая мини-история, своя дорога. Все вместе они создают неповторимую галерею образов, по которым и складывается общая картина происходящего в те времена, весь пласт идей, которые хотел донести до читателя автор. Кто-то бежит, кто-то умирает, кто-то бунтует и ищет свой путь, кто-то предает, а кто-то спасает - все это на слишком высокой ноте психологизма, которая не дает читать роман кроме как неспешно и с перерывами.

Стейнбек провел прилично времени среди тех, о ком он пишет. И он умеет показать самое страшное - отношение человека к человеку, презрение превосходства фермеров-полицейских-управляющих над беглецами, от которого перекашивает. Но помимо кошмаров и темноты автор не забывает напоминать и поучать о самом важном - о семье. Эта единая душа, свет, который освещает и согревает изнутри. Человек без семьи ничто, нельзя рушить семью и расшатывать ее устои. "Одиночка неспособен выжить", - ядом впиваются в мою душу спрятанные между строк увещевания Стейнбека. Я боюсь этих слов, ведь слишком часто я сама становлюсь одиночкой, боюсь и тут же бегу к семье проверить как они и что они. Потому что кровь, потому что семья. Именно она основа всего. Последние корни, которые никто не должен терять раньше срока.

Страшная картина прошлого, и самое страшное в ней то, как беззаветно и искренне верят все эти люди в то, что впереди их ждет лучшая жизнь. Что все у них наладится, и все будет хорошо. Они не отказываются верить даже в моменты самого громкого отчаяния, когда уже совсем не остается света, а все вокруг не считают тебя человеком. Это история того, как все разделилось до и после, история блуждания в поисках новой жизни со старой участью. Голод, смерть, дорога в никуда, издевательства, бегство, зло, костер и обед после работы. Все это - и тревожное предчувствие беды и волны ненависти. Ведь дозревают семена гнева. И недалек день, когда они прорастут на благодатной почве.

Как итог - одна из самых сложных из прочитанных мною книг, в которой умудрилось уместиться столько всего о человеке, сколько никогда не могло бы уместиться об эпохе Великой Депрессии и сопутствующем. Отчаяние в этой книге можно осязать как сухой ветер, что бьет по лицу. Столько отчаяния и беспросветности, что можно задохнуться, но Стейнбеку удалось невозможное - поселить в этом романе светлое чувство надежды на лучшее. И пусть открытый финал, и пусть нам не дано узнать, что же случится дальше, но хочется верить, что впереди только хорошее, несмотря на все потери, все сломанные судьбы и невзгоды. Что впереди на пути наконец-то они найдут то, что так давно искали.
Обычно я стараюсь не сравнивать книги. В моем понимании, такое сравнение абсурдно, равно как и сравнение двух разных людей, которых отделяют не просто тысячи километров, а эпохи, которые сформировали их мировоззрение и, соответственно, плоды их творческих порывов. А вот сейчас не удержусь. Дело в том, что одновременно с "Гроздья гнева" я читала "Дорога" Маккарти. Казалось бы, ничего общего, кроме того, что оба автора - американцы, и в обеих книгах открытый финал. "Гроздья гнева" - классическая социалка в декорациях депрессивной Америки 30-х годов, а "Дорога" - модный ныне постапокалипсис, где попраны все мыслимые законы социума. Но нет, я, постоянно перескакивая с одной книги на другую, все не могла определяться, какая книга безысходнее, где Господь Бог в лице автора сильнее поиздевался над своими героями, загнав их в такие нечеловеческие условия... Но так и не определилась, что страшнее - придуманный мир, где после неведомой природной (ну или техногенной - не столь важно) катастрофы, вынуждены есть друг друга, чтобы выжить, или мир реальный, где люди, у которых есть не просто лишний кусок хлеба, а пара-тройка лишних хлебокомбинатов, не готовы помочь таким же людям, как они сами, лишь потому, что те, кто нуждается в помощи, стоят на несколько ступеней ниже на социальной лестнице. Но это все - лирическое отступление.

"Гроздья гнева" - это мое первое знакомство с творчеством Стейнбека (что-то в последнее время пишу это чуть ли не в каждой рецензии:)). И явно не последнее. Очень редко встречаются книги, так мастерски написанные, вовлекающие во все сюжетные перипетии, и те, в которых простыми слова из уст простых людей так ясно и понятно говорятся такие важные слова...
- Как же я о тебе узнаю Том? Вдруг убьют, а я ничего не буду знать? Или искалечат. Как же я узнаю?
Том невесело засмеялся.
- Может, Кейси правду говорил: у человека своей души нет, а есть только частичка большой души – общей… Тогда…
- Тогда что?
- Тогда это не важно. Тогда меня и в темноте почувствуешь. Я везде буду, куда ни глянешь. Поднимутся голодные на борьбу за кусок хлеба, я буду с ними. Где полисмен замахнется дубинкой, там буду и я. Если Кейси правильно говорил, значит, я тоже буду с теми, кто стерпит и не закричит. Ребятишки проголодаются, прибегут домой, и я буду смеяться вместе с ними – радоваться, что ужин готов. И когда наш народ будет есть хлеб, который сам же посеял, будет жить в домах, которые сам выстроил, - там буду и я, понимаешь?

Очень отчаянная книга. Не в смысле бесшабашенности автора и стремления к эпатажу, что уж больно часто встречается в современной литературе. Отчаянная в том смысле, что она - сплошной отчаяние людей, вынужденных бороться за свое место под солнцем.

"Гроздья гнева" нужно прочитать. Просто хотя бы для того, чтобы когда в жизни настанет серая или хотя бы черная полоса, помнить, что депремирование или нехватка денег на 158-ю дизайнерскую сумочку - это еще не трагедия. И что если бы у семейства Джоудов были такие проблемы, они были бы самыми счастливыми людьми на всем белом свете...
Чудестная книга. Пронзительная, глубокая, не без юмора. Я много слышала об этом романе, но руки совершенно не доходили. И вот дослушала, и сижу под впечатлением. От некоторых фраз подкидывает просто. Роман получил Пулицеровскую премию, входит в 100 лучших романов мира. Критиковать такого рода литературу не имеет смысла. Чтецу - отдельное спасибо. Без кривляний сумел действительно прочитать по ролям всех многочисленных героев от детей, до старух. Жаль он мало книг озвучил. За раздачу большое спасибо, всем очень и очень советую.
Я явно выбрала не лучшее время в своей жизни, чтобы читать эту книгу. За нее следует браться, только когда у вас все-все хорошо. В смысле, ни в вашей отдельной жизни, ни в семье, ни в стране нет и намека на финансовый кризис, подсчет дней и заблаговременное в уме распределение зарплаты.
С другой стороны, конечно, если вы достаточно объективно смотрите на жизнь, то события в жизни героев должны вас только приободрить: вот люди, которым явно еще хуже. Но я лично такой хорек-паникер, и Стейнбек так прекрасно пишет, что я переживала вдвойне: и за себя, и за героев. И это реально очень тяжело, особенно учитывая, что порыдать тихонечко вволю нет совершенно никакой возможности, учитывая текущие условия моей дурацкой жызни.
С сюжетом все очень просто: во время Великой Депрессии в Америке cемью мелких фермеров схоняют за долги с их земли, и они отправляются скитаться по стране. Сначала — в поисках лучшей жизни, реально на что-то надеясь («Вот приедем в Калифорнию, будем там есть фрукты прямо с деревьев сколько влезет»). Потом — в поисках места, где можно будет выжить, сохраняя при этом человеческий облик. Потом — в поисках места, где можно будет просто выжить любой ценой.
Самое страшное, что перед каждым логическим завершением, перед каждым маленьким «привалом» надеешься, что уже все. Эти люди уже достаточно пострадали, автор, пожалуйста, отпусти их. И каждый раз вместо покоя герои обретают только новые несчастья и новые проблемы, проваливаясь еще на ступеньку ниже. За прежней бездной, которая представляется уже пределом для человеческого существа, открывается новая. Семья, отправившаяся в путь, изначально была довольно большой, но постепенно старики умирают, а молодые уходят, бросают своих, надеясь, что в одиночку им будет легче. И весь их путь — неуклонное паденье.
Отличная иллюстрация к анекдоту про «хуже быть не может». Стейнбек отлично показывает, как может быть хуже, и еще хуже, и еще — в красках, очень жестко. Безумно жестокая в своей реалистичности книга, потому что мы привыкли, что уж герои-то обычно выживают, на то они и герои. Даже если они умирают, это чего-то стоит, их смерть что-то меняет в окружающей реальности. А наши герои могут спокойно сдохнуть уже сто раз, и никто не заметит.
Особенно жестокий прием под конец — катарсис-обманка. Когда, кажется, жизнь семьи достигает пика. Я имею в виду случай, когда Роза, беременная на протяжении всего действия романа, начинает рожать, а в поселке, где они живут с другими переселенцами, начинается наводнение. И мужчины, чтобы защитить свою семью, уговаривают других жителей строить плотину. Они делают это всю ночь, не покладая рук, Роза рожает в муках. Кажется, еще немного, еще движение — и все наконец будет хорошо, читатель вслед за героями убедится, что жить стоит, что бывают светлые полосы. И они остановят наводнение, и с ребенком все будет хорошо. И эта надежда насколько сквозит в каждом слове, что невольно вспоминается собственный опыт максимального напряжения, когда делаешь лихорадочно какую-то важную работу, или бежишь, или ждешь почему-то задерживающийся самолет с близкими, и думаешь: «пожалуйста, пусть все будет хорошо, пусть все получится».
Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Но ничего не получается. Плотину размывает дождем, их вагончик затапливает, ребенок рождается мертвым. Да, именно так чаще всего и бывает, осознаешь умом, нет никаких волшебных спасений и счастливого случая. Но по спине проходит такой холодок, что становится физически не по себе.
Хочется спросить у автора, когда же уже наконец муки героев закончаются или хотя бы они отмучаются. Но и этого в романе тоже не произойдет.
Вот и все. Они выезжали крепкой, довольно дружной семьей, у которой было свое хозяйство, было вообще что-то в жизни. Они закончили оборванцами в неизвестном краю, растеряв половину семьи.
Но что самое страшное — герои ни в какой мере не успели утратить своей человечности. Просто не успели, они остались точно такими же, усталыми, голодными, но в целом — такими же людьми. Не опустились, не наделали глупостей, всегда работали. Просто — так сложилась обстановка в стране, что им не повезло. И от этого становится действительно жутко, потому что такой сценарий можно примерить и на себя.
Эта земля была нашей,
Пока мы не увязли в борьбе.
Она умрёт, если будет ничьей,
Пора вернуть эту землю себе!
Аквариум, «Поезд в огне».
Долгий и мучительный путь проходят герои произведения. Кто-то ломается, кто-то постоянно в себе сомневается или хочет уйти. Единственное, что им нужно — клочок земли. Есть земля — есть дом, есть еда, есть жизнь. Люди, у которых отняли их землю ищут дороги. Дороги, которые неспособны привести их к более светлой и спокойной жизни. Снова и снова людям приходится уезжать, скрываться, бежать.
Автор раскрывает мир Америки времен Великой депрессии подробно, дотошно. Читатель, человек современного общества, человек-потребитель невольно проникается атмосферой романа. Переживает с героями их боль и постоянную нехватку еды, работы, денег, земли. Радуется малейшим просветам сложной жизни кочевников. Сердце не представляет, каким образом вся эта боль и лишения могут быть помножены на миллион. Ведь перед нами лишь малая часть событий, происходивших на самом деле. Каждая фермерская семья небогатых штатов переживает нечто схожее с семьёй Джоудов. Непостижимый уму скрежет зубов.
Словом, роман очень живой. Каждый герой обладает своим характером, нравом. Строгий и сильный отец в дороге становится задумчивым, теряет настрой. Покорная и тихая мать напротив становится крепкой, собранной, подобно министру-администратору из «Обыкновенного чуда» начинает править всем. Том Джоуд ищет свой путь, своё место в жизни.
Все события книги можно описать жутковатой фразой, которую годами позже для будет использовать Стивен Кинг — «страна сдвинулась с места». Да, действительно, прежний порядок и устои ушли навсегда. Любившие и проклинавшие землю не смогут более на ней жить, ей владеть. Отныне здесь будет двуличный прогресс, инновации, тракторы. Пугавшие меня в детстве тракторы.
Превосходный роман.