Остров сокровищ

Остров сокровищ

Этот роман Стивенсона, принесший ему известность, переведен на множество языков, а счет его экранизациям идет на десятки. Это рассказ о том, как однажды в темную бурную ночь на пороге трактира «Адмирал Бенбоу» появился старый пират Билли Бонс. В результате зловещих и странных событий молодой Джим Гокинс, сын хозяйки трактира, становится обладателем карты сокровищ капитана Флинта. В сопровождении друзей и целой команды пиратов он отправляется в путь...
ЭКРАНИЗАЦИИ
Озвучки
Остров сокровищ
Год издания: 2012 г.
Длительность: 7 часов 8 минут
Издатель: МедиаКнига
Исполнители: Сергей Горбунов
Подробнее
Остров сокровищ
Год издания: 2009 г.
Длительность: 7 часов 30 минут
Издатель: Аудиокнига
Исполнители: Кирилл Радциг
Подробнее
Остров сокровищ
Год издания: 2008 г.
Длительность: 6 часов 6 минут
Издатель: Студия АРДИС
Исполнители: Сергей Кирсанов
Подробнее
Treasure Island / Остров сокровищ
Год издания: 2007 г.
Длительность: 6 часов 38 минут
Издатель: Элитайл, СиДиКом
Подробнее
Treasure Island / Остров сокровищ
Год издания: 2006 г.
Длительность: 6 часов 38 минут
Издатель: Элитайл, СиДиКом
Исполнители: Александр Хорлин, ...
Подробнее
Рецензии
Стану взрослым — и смогу
Побывать на берегу,
Где растёт в траве густой
Пальма с ветвью золотой.
И на родине бизона.
И в гостях у Робинзона.
(Роберт Льюис Стивенсон)
XVIII век. В трактире «Адмирал Бенбоу», расположенном неподалеку от английского города Бристоль, поселяется таинственный незнакомец — грузный пожилой человек с сабельным шрамом на щеке. Его зовут Билли Бонс. Грубый и необузданный, он в то же время явно кого-то боится и даже просит сына хозяев трактира Джима Хокинса следить, не появится ли в округе моряк на деревянной ноге…
Роман Роберта Льюиса Стивенсона «Остров Сокровищ», впервые опубликованный еще в 1883 году и принесший известность своему автору, был переведен на множество языков, а счет его экранизациям идет на десятки.
Английский писатель шотландского происхождения – Роберт Льюис Стивенсон - родился 13 ноября 1850 в Эдинбурге. После окончания школы поступил в Эдинбургский университет. Остановив свой выбор на юриспруденции, получил звание адвоката, но едва ли когда-нибудь занимался практикой.
Для Стивенсона не было ничего увлекательнее чтения и сочинения книг. Романы Александра Дюма привлекали его больше самых заманчивых путешествий: “Никакая часть света не может так прельстить меня, как эти страницы”. Ему было интереснее писать об удивительных поступках, чем их совершать. Одним из самых захватывающих писательских приключений стала для Стивенсона его работа над романом “Остров Сокровищ”.
В 1881 году роман “Остров Сокровищ” печатался с продолжением в молодёжном журнале, а спустя два года увидел свет отдельным изданием. Эта книгу не случайно открывает посвящение Ллойду Осборну. Ллойд — это юный пасынок Стивенсона; в то время, когда писался роман, мальчику было двенадцать лет. Незадолго до этого писатель женился на матери Ллойда. Отчим сам всю жизнь был взрослым ребёнком. Поэтому он тут же подружился с пасынком: и тому, и другому нужен был товарищ для игр. Они играли в солдатиков, в типографию, в картинную галерею, а однажды решили выяснить, кто лучше нарисует географическую карту. Когда писатель нарисовал свою, его вдруг осенило: да это же карта Острова Сокровищ! В тот же день он составил оглавление будущей книги. На следующий день начал её писать. Книга была рассчитана на вкусы Ллойда, и тот, конечно, стал первым её читателем. Так из игры родился “Остров Сокровищ”, один из лучших приключенческих романов мировой литературы.
Пожалуй, не ошибусь, если скажу, что большинство и взрослых и маленьких жителей бывшего Советского Союза при упоминании «Острова Сокровищ» с удовольствием вспоминают даже не само произведение, а потрясающий мультфильм Давида Черкасского вышедший в 1988 году.
«Джимми Гокинс — Очень, очень хороший мальчик. Вежлив, правдив, скромен, добр. Слушает маму. Каждое утро делает зарядку. Характер очень мягкий.»
Этакая, и надо сказать, очень удачная пародия на «17 мгновений весны», американские мультфильмы и вестерны. А между тем, произведение Стивенсона совсем не комедийное. Аура приключений и дальних странствий, опасностей, поисков сокровищ… Стивенсон умело создает такую атмосферу, он отличный рассказчик, отличный психолог, его персонажи четкие и тонкие. И книгу можно читать в любом возрасте и любое количество раз - заново и заново сопереживая героям. И, возможно, каждый еще сможет услышать, как прибой бьется о берег, а в ушах зазвенит голос попугая Капитана Флинта:
- Пиастры! Пиастры!
Конечно многие дети читали эту книгу в свое время, но я не из этих детей, тогда мне были интереснее черепашки Ниндзя и Том с Джерри. Остров сокровищ открылся мне только в двадцать пять. И обретя его, я очаровалась. Воображение с самого начала рисовало крайне яркие картины повествования, а Джим, казалось, рос где-то по-соседству. В романе нет главного героя, или само приключение и есть – герой. События развивались настолько стремительно, что я только успевала обращаться к списку морских терминов, дабы понимать какой бейдевинд у корабля.
Интерес, смертельная опасность, жажда наживы, умница капитан Флинт - все это берет в плен с первой страницы, да так, что захочется потом не только перечитать сие, но и поучаствовать. А может приснится яркий сон, в котором фантазия станет явной и я хоть на минуту стану членом команды «Испаньолы», и даже не смотря на то, что женщины на корабле - к беде.
Хочу увидеть те бои, в которых скрещивались пиратские сабли и поучаствовать в поиске карты сокровищ. Хочу встретиться с единственным двуногим обитателем острова сокровищ, брошенного умирать и услышать историю его жизни из первых уст, ну и конечно откопать сундук с английскими, французскими, испанскими, португальскими монетами, гинеями и луидорами, дублонами и муадорами, цехинами и странными восточными монетами….
Всего этого захотелось впервые в жизни!
А вот второй такой книги про пиратов нет. Ну, разве что еще “Одиссея капитана Блада”. А какая третья? Нет ее!” - сказал один мой друг.
И с вынесенной в эпиграф цитатой мне невозможно спорить. И даже очень трудно рассказать о прочитанной книге. Ну что, что можно рассказать об “Острове сокровищ“, который многие чуть ли не наизусть знают, а фразами героев украшают повседневную речь? Даже если вы еще не читали “Острова сокровищ“, то обязательно смотрели ту или иную экранизацию. И возможно ли забыть, как Джигарханян-Сильвер произносит сакраментальное: “Через час вы будете смеяться по-иному. А те из вас, кто останется в живых, позавидуют мертвым!“.
Это не просто книга, а праздник, который зажат в переплет. Я купил “Остров” сыну на вырост, но пока стоял в магазинной очереди, с головой ушел в повествование. Старый черт Билли Бонс, и Дьявол – Сильвер. Мелкие, но оттого не менее пугающие бесы – Черный Пес и слепой Пью. Скелеты, трупы, кровь, кортики, пиратские песни! Йо-хо-хо. Золото, попугай, палящее солнце и смертельный зной. Желтая лихорадка. Приключения. Приключения. Приключения.
Конечно, как и многие, я читал “Остров” в детстве. Но, видно, мой папа что-то напутал с возрастом, и книгу мне дал слишком рано. Помню, что стала она для меня испытанием и пыткой. Именно по этой причине я долгие-долгие годы не возвращался к бессмертному сочинению великого шотландца. Мои детские воспоминания были полны отвращения. Слишком уж хорошо помнил, как сильно колотилось мое сердце, когда мы с Джимом Хоскинсом лежали на дне бочки из под яблок и подслушивали пиратский заговор. Я белел как мел, карабкаясь вместе с Джимом по мачте, спасаясь от отвратительного и несущего смерть Израэля Хендса. И казалось, что солнце палит остервенело, желая сжечь меня дотла. В общем, лет в семь впечатления были слишком сильными, да и объем книги бросал вызов моим возможностям.
Но сейчас, сейчас, я бросился в авантюры с прытью и радостью подростка, которым был и сам юный Джим. А как наслаждаешься великолепным языком книги, в переводе Чуковского?! (Хотя его и ругают за пару фактических ошибок.) Здесь почти каждое предложение можно смаковать. “Остров сокровищ” показался мне почти идеальной книгой. Ведь здесь нет ничего лишнего, каждое словечко пущено в ход, работает.
Захлебываясь, я спешу поделиться своей радостью. И если найдутся кроме меня еще такие медлительные читатели, что давно не читали “Острова” или, не верю в такое!, не брали книги этой в руки совсем, то мой совет – не лишайте себя удовольствия.
P.S. “Я бывал в таких странах, где жарко, как в кипящей смоле, где люди так и падали от Желтого Джека, а землетрясения качали сушу, как морскую волну. Что знает ваш доктор об этих местах? И я жил только ромом, да! Ром был для меня и мясом, и водой, и женой, и другом. И если я сейчас не выпью рому, я буду как бедный старый корабль, выкинутый на берег штормом. И моя кровь будет на тебе, Джим, и на этой крысе, на докторе…”
И если от этих строчек ваш кадык не задергался, то какой же вы пират?!
P.P.S. Т.к. я очень люблю иллюстрации (как там у Алисы - какая же книга без картинок?!), то нашел несколько интересных оформлений "Острова".
Ах, как же интересно было в детстве! Эту книгу читали взахлеб все поголовно. Библиотекари следили за сроками чтения и состоянием книжных страниц почище, чем за бриллиантовыми подвесками французской королевы. А потом во дворе устраивались настоящие суперигры с картами и сокровищами, черными метками и битвами экипажа. Счастливые обладатели пернатых Петечек и Кешенек старались научить своих попугаев коронной фразе: "Пиастррры, пиастрры!" Какое там: "Кеша хорроший"! От таких фраз все плевались и насмехались над хозяином злосчастного Кеши. Всем хотелось быть Джимом Хокинсом. Еще бы, такие путешествия буквально с младых ногтей! А какой честной была его мама! Старательно отсчитывать гинеи, рискуя своей жизнью, лишь бы не взять лишних! Ух, да?

Чем мне очень нравится эта книга до сих пор, так своим кодексом справедливости: смелые и честные находят спрятанные сокровища капитана Флинта, а подлые и трусливые остаются удобрениями в глухих лесах таинственного острова Сокровищ.

А вы знаете, что Стивенсон умер в 44 года? И всю свою жизнь тяжело болел? У него даже свой собственный мир был - Страна Постели он его называл. В 20 лет ему был вынесен смертельный приговор: туберкулез. Врачи строго советовали: "Абсолютный покой, никаких волнений, никаких потрясений и неожиданностей, даже приятных".

Очередное обострение туберкулеза, и из-за горловых кровотечений Стивенсон не может говорить, из-за больных глаз не может читать, а боли в правой руке не дают ему совершенно писать.

"Как жаль, что вы вынуждены молчать", — посочувствовали ему. "Молчать — тоже занятие", — еле слышно ответил он. И в тот же вечер написал левой рукой весёлое стихотворение о дальних странах:

Стану взрослым — и смогу
Побывать на берегу,
Где растёт в траве густой
Пальма с ветвью золотой.
И на родине бизона.
И в гостях у Робинзона.