Хребты безумия

Хребты безумия

«Хребты безумия» написаны в документальной манере повествования, постепенно привыкая к которой, становишься свидетелем особой реальности описываемых событий. Полярная экспедиция сталкивается с запредельным ужасом древних веков. Лучшее кошмарно-прекрасно-завораживающее описание в творчестве Лавкрафта запечатлено именно в этом произведении. Это описание заброшенного ледяного города «древних», уводящего в недра земли.
Эта книга входит в цикл: Мифы Ктулху
Озвучки
Безымянный город
Год издания: 2011 г.
Длительность: 43 минуты
Издатель: Самиздат
Исполнители: Терпеливый
Подробнее
Хребты Безумия
Год издания: 2008 г.
Длительность: 4 часа
Издатель: Аудиокнига
Исполнители: Петр Коршунков
Подробнее
Хребты безумия. Воскреситель мертвых
Год издания: 2006 г.
Длительность: 7 часов 5 минут
Издатель: Студия АРДИС
Подробнее
ЭТА КНИГА ВХОДИТ В ЦИКЛ: Мифы Ктулху
Рецензии
Начну с того, что творчество Лавкрафта занимает отдельное место в моей жизни. Несколько лет назад, случайно открыв для себя этого автора, меня сразу же затянуло в его таящиеся миры, в которых было зябко и жутко. Чудовищно страшно было от непокидаемого ощущения внутренней тревоги, неизвестности, от налёта таинственности. Но потом этот страх начало сменять другое чувство – чувство сплочения с чем-то чужим и благодарности за то, что сам Лавкрафт был моим повадырём в миры низведанного, открыл мне свято хранимые и тайные знания.
Говоря по существу, разделять его романы и рассказы как нечто отдельное и отличное друг от друга весьма сложно, ведь всё творчество автора - сплошной поток из единого кошмара, святого сокровенного ужаса. Творчество Лавкрафта настолько оригинально в своём роде, что отнести его творения к какому-либо жанру весьма непросто, поэтому и появилось такое понятие, как «лавкрафтовские ужасы.».
Атмосфера творений автора рисует перед нами почти осязаемые вселенные, исключением не стали и «Хребты безумия». Этот поистине удивительный роман повествует нам о полярной экспедиции, столкнувшейся с необъяснимым. Попавшей в ту жизнь, о которой они и не догадывались.
Подробные описания древнейшего города позволяют не только особенно чётко визуально представлять покинутые строения, но и ощупать атмосферу страха и холода, придающую ещё большую реалистичность описываемым событиям. Когда этот ледяной от снега и неизведанности воздух проникает в лёгкие читателя, он начинает не только познавать, но и переживать весь царивший там ужас. Приняв же его, он навсегда остаётся там, среди разрушенных барельефов, гулкой пустоты и тайн первобытной природы.
Меня всегда прежде всего поражало (и особенно пугало) в произведениях Говарда Лавкрафта близость его миров к нашей повседневной реальности. Не так-то просто различить где кончаются научные факты и реальные места действия и начинаются миры Ктулху. Грань очень зыбкая и от того пугающая. Также интересный момент - почти все герои его рассказов начинают свои путешествия в кошмары как совершенно нормальные, разумные и даже, в большинстве своем, весьма материалистично настроенные люди. Поначалу они вообще не верят во все эти "потусторонние штучки" и считают что твердо стоят на земле давным давно разложенной по полочкам маститыми учеными. Но постепенно в их жизнь начинает просачиваться этот "холодок". Он и правда сначала выглядит как легкий сквознячок - ну подумаешь дверь скрипнула или что-то там послышалось. Но с каждой страницей этот ветерок набирает силу пока не обернется могучим снежным бураном, ледяной бурей опрокидывающей все доводы разума и сминающей все и вся безграничным ужасом. По сути это характерно для всех историй Лавкрафта и Хребты Безумия не стали исключением.
Еще одной особенностью его произведений является недосказанность. Почти каждой своей историей он словно на секунду приоткрывает нам дверь в тот иной мир. Этой секунды хватает чтобы закружилась голова от ужаса и вместе с тем восхищения от того объема знаний который скрывается там под вековечными плитами скрижалей Древних. Главные герои идут по бесконечным коридорам и перед их глазами словно раскрывается история давно минувших веков, даже не веков - тысячелетий. Тех времен когда не существовало даже пра-предков человечества. Волей не волей начнешь чувствовать себя не больше пылинки на ладонях вечности, а все проблемы дня сегодняшнего меркнут и блекнут в своей ничтожности перед этой бездной. Этот момент ключевой нитью проходит через миры Лавкрафта - бесконечный поиск смысла и жажда знаний.
Хребты Безумия одно из моих любимых произведений. Перечитывал его наверное уже раз десять и каждый раз возвращаюсь на этот древний заснеженный континент и узнаю что-то новое. История как всегда довольно мрачная и тяжелая, но при этом не лишенная внутренней красоты и глубины. Особенно ценным здесь является на мой взгляд то как переворачивается здесь привычная точка зрения на наш мир. Человек уже слишком долго считает себя "царем природы" или "центром вселенной", здесь же все его самомнение разбивается в один момент. Маститые ученые прилетевшие в Антарктиду чтобы с привычной отрешенностью "бурить и препарировать" все что попадает под руки сами оказываются жертвой гораздо более древних искателей знаний. Пересказывать сюжет конечно же не стоит, возможно, даже как раз сам сюжет не так уж и оригинален, но тут на первое место выходит атмосфера повествования. И тем кто не боится, тем кто дерзнет откроется мрачный, холодный, но при этом и безгранично прекрасный древний мир. Таким как он был до того как пришел человек и таким как останется после его недолговечного пребывания здесь...
Хребты безумия – это одно из главных произведений серии Мифов Ктулху, а значит и в той же мере одно из главных во всем творчестве Говарда Лавкрафта - человека который положил начало целому литературному поджанру, Лавкрафтовским ужасам. Примечательно, что при жизни его творчество не пользовалось популярность, но после смерти расцвело во всей красе, и даже оказало серьезное влияние на современную нам массовую культуру. Наследниками его стали такие авторы как Август Дерлет и Стивен Кинг.
Для человека первые коснувшегося творчества Лавкрафта, книга выглядит очень неоднозначно. Рассказ повествуется от лица главного героя участника Антарктической экспедиции Мискатоникского университета. Практически сразу же экспедиция наталкивается на необычные факты: при бурении обнаруживается необычайно большое количество окаменевших останков живых существ, а при разведке местности с самолёта находят странные скальные формирования, чья форма выглядит чересчур правильной. Спустя некоторое время, одна из групп исследователей обнаруживает странные пятиугольные камни зеленоватого оттенка с необычным узором из точек. А позже обнаружен превосходно сохранившийся экземпляр некоего существа. А что это за существо прошу вас докапываться самим.
Одна из основных идей этого произведения — наличие неких вещей за гранью людского понимания и познания и ничтожность человеческих знаний о Вселенной. Сплетение ужасов, мистики, фэнтэзи и реалистичного стиля написания рассказа, делают его поистине жутким, а постоянная недосказанность окутывает всё происходящее ореолом тайны, которую автор изредка приоткрывает для нашего взора.
Эта книга станет отличным выборам для тех, кого уже давно не пугают клыкастые монстры современного фэнтэзи, приятного чтения…
P.S.: Интересные факты
- Исследователи Антарктиды, о которых упоминается в повести: Амундсен, Скотт, Шеклтон, Моусон.
- Антарктические пейзажи и Хребты Безумия сравниваются с азиатскими полотнами Николая Рериха.
- Персонажи цитируют поэму Эдгара Аллана По «Улялюм» и вспоминают его Повесть о приключениях Артура Гордона Пима.
- Лавкрафт говорит о загадочных рисунках Кларка Эштона Смита, художника и писателя, с которым он вёл активную переписку.
- Загадочный город Старцев построен по принципам неевклидовой геометрии.
Есть старая идея – вся история мира движется циклично, повторы без конца и начала, есть идея и поновее – вся история стремится к какому-то замечательному концу: возвращению Иисуса, приходу Мошеха, ну или просто – к коммунизму. И есть еще одна идея – в конце просто вылезет Ктулху и наконец-то «зохаваит всех», прелесть этого мифа в том, что у него один создатель, который вообще во все это не верил.
Лавкрафт заложил основы собственной мифологии и основы специфического поджанра, так называемого «сверхъестественного ужаса». И Лавкрафт конечно не писал хороры, не писал «ужасы» в их современном значении. Ужас для него – это весьма специфический гносеологический феномен, только с его помощью человек способен хоть немного почувствовать всю офигенную величину, чуждость мироздания и ничтожество человека, ужас – как единственный способ принять то, что человек копошится и считает себя круче всех, а любое мельчайшее подергивание космических феноменов может его изничтожить и даже не заметить. «Лавкрафтовские ужасы» весьма специфический жанр, они не пугают, потому что пугать то и не собираются, ужас тут – это причудливый способ понять, что человек просто случайность, может просто игрушка и закуска. На мой взгляд, лучшим и самым подробным произведением из этой «мифологии ужаса» и будут «Хребты безумия».
В этих «Хребтах» Лавкрафт наконец-то добился просто поразительного стиля. Вообще-то его стиль не самого первого сорта – слишком тяжеловесный, слишком много повторов и неуклюжестей. Но он очень тонко подбирает вышедшие из употребления, просто старомодные слова, архаичные обороты (они уже были такими в его время, а сейчас смотрятся еще интересней, к сожалению, это не так заметно в переводах) и как-то ухитряется гармонично объединить это с самым актуальным научным сленгом – этим он добивается странного эффекта: «мистичность» и научная точность. Особым боком это поворачивается когда Лавкрафт изображает, например, Старцев – совершенно дурацкие, просто по самое «немогу» фантастические создания описаны серьезно, скрупулезно, с толком, языком биолога описывающего новооткрытый вид. Или когда суховатые упоминания всех этих геологических эпох и форм жизни в них сменяются непонятными, «мистическими» переживаниями участников экспедиции – как изящно Лавкрафт сталкивает уже познанное и тщательно распределенное по полочкам с тем, что вообще фиг поймешь!
Лавкрафт, конечно, мастер описывать архитектуру и в «Хребтах» он развернулся по полной: строения Старцев воссозданы подробно и с каким-то «ужасным восторгом», немного раздражает то, что он постоянно ссылается на то, что человек не в силах этого полностью описать из-за совершенно другой геометрии, но тут так – а кто из нас способен понять, в общем-то, несложную геометрию Лобачевского? Очень изящно использован прием так сказать «каскада информации» – Старцы ужасны свое инаковостью и величием, шогготы ещё непонятней и ужасней, а то, что стоит за ними вообще ужасно и непонятно, а уж та самая гора – та вообще пипец полный. Само по себе это выглядит так себе, но Лавкрафт ухитряется очень точно дозировать информацию и намеки, и это круто.
Очень хорошо, ни грамма не страшно.
Большое спасибо. Голос, интонация хороши и главное сама история просто великолепна. Не заметил как пролетело время за прослушиванием.