Косморама

Косморама

Озвучки
Косморама
Год издания: 2011 г.
Длительность: 4 часа 32 минуты
Издатель: МедиаКнига
Исполнители: Владимир Злацкий
Подробнее
Рецензии
Это Одоевский - этим все сказано. Династия!
Спасибо.
Без сомнения, Владимир Федорович Одоевский является одним из первых (а, может быть, и самым первым) из русских фантастов. Его социально-(анти)утопические мотивы, его чуткость к возрастающей значимости науки, даже его иронически-критический взгляд на современное ему общество, всё это сближает его творчество с творчеством Г. Уэллса. «Космораму», конечно, нельзя еще причислить к научной фантастике в современном понимании термина. Однако, на мой взгляд, это не мистическая, а именно фантастическая повесть. Разрабатываемая в ней, традиционная для романтизма, тема двоемирия ближе не к новеллам Э.Т.А. Гофмана, к примеру, а к рассказу Уэллса «Дверь в стене» (отчасти даже и сюжетно!), и, в какой-то степени, — к «Неведомому миру» Рони-старшего. Тот другой, потусторонний мир в «Космораме» выглядит демоническим, но на самом деле таковым не является. Его зловещих двойников можно воспринимать и аллегорически, в стиле стивенсоновского «Джекила и Хайда» (кстати, и эта повесть несет черты НФ, но она написана, если судить по году издания, на сорок шесть лет позже). Но, скорее, здесь Одоевский предвосхитил, еще в обобщенно-философском виде, тему невероятной сложности причинно-следственных связей между явлениями, не имеющими, как будто, между собой ничего общего. Вот характерная цитата из одного предисловия: «... фрагментарность связана с глубинными представлениями Одоевского о всеобщей взаимосвязанности явлений и структур, о том, что небольшой отрезок бытия отображает для вдумчивого читателя целостные свойства мира». И ещё: «Сверхъестественное остается непостижимым, но из области мистики Одоевский переносит его в область физически закономерного, хотя и непонятного». В наше время эта тема расцветет, уже на новой основе, в произведениях С. Лема. Достаточно вспомнить такие его вещи как «Расследование» и «Насморк». А в «Космораме» душевный разлад героя непостижимым образом приводит к гибели дорогих ему людей.
Конечно, в «Космораме» присутствую характерные черты романтической и психологической новеллы девятнадцатого века: роковая любовь, вещие сны, буря, восставший мертвец. Но воспринимаются они несколько иначе, это не только литературный прием, но уже именно тема рассказа. У автора, если угодно, материалистический подход ко всем происходящим таинственным явлениям. Мне еще с самого первого прочтения запомнился образ существа с лицом тускло зеленого цвета, алыми, как кровь волосами и глазами земляного цвета, из которых капали огненные слезы, то «выражение грусти и злобы», с которым оно взглянуло на героя. Право же, многие современные авторы фэнтези могли бы позавидовать такой образности. Милым юмором проникнуты воспоминания героя о своих детских впечатлениях – белокурый офицер Поль, очень любящий игрушки и поминутно отсылающий за ними ребенка из комнаты, где он проводит время с его тетушкой. В целом, в этом произведении чувствуются новизна и оригинальность, не потускневшие, на мой взгляд, и сегодня. Его философское содержание без всякого оттенка нравоучительности касается вечных человеческих тем. А великолепный русский язык наших классиков – всегдашний повод получить удовольствие от чтения.
Перед там как начал читать уже слышал, что повесть эту называют лучшим произведением у Одоевского. Может это сыграло для роль не совсем хорошую… Всё время ждал, ждал, ждал чего-то такого совершенно мощного… Начало, да и чуть ли не половина повести (по-моему) – конечно любовная история и т. д. и т. п., немножко мистики в виде этой косморамы, но, положа руку на сердце, для меня было как-то уж вяловато, вот не брало меня. Может ещё и потому что читал после «Сильфиды» – вещи, по-моему, куда более сжатой, концентрированной. И я уж хотел было совсем расстроиться… Но тут появился мертвец. И тут-то пошло… Сразу стал виден и замысел, то, что казалось скучноватым вначале, вплелось в общую канву, обрело для меня смысл. И вещи стали происходить очень впечатляющие, пугающие; ходы – очень необычные (по-моему). Как-то дохнуло атмосферой злого рока, душевных провалов, чего-то болезненного – очень ярко! И сильно! Единственное: в самом конце для меня было слишком много этого двоемирия; было не очень понятно герой – кто в каком мире?
Недаром эту повесть называют одним из лучших произведений В. Ф. Одоевского! Действительно, замечательное повествование, которое насквозь пронизывают мистика и сверхъестественное. А самое замечательное в том, что не дано никаких объяснений, никаких ответов! Додумывай, читатель, сам!