awards
2
Танцы на снегу

Танцы на снегу

2001 г. / Роман
Это — галактическая империя, созданная людьми, в которую входят множество планет и таинственный орден «звездных рыцарей» — фагов, стоящий на службе «империи и человечества».
Эта книга входит в цикл: Геном
Озвучки
Танцы на снегу
Год издания: 2007 г.
Длительность: 16 часов
Издатель: Аудиокнига
Исполнители: Сергей Харитонов
Подробнее
Рецензии
Удивительное дело: после прочтения романа я оказался перед непростой задачей — оценить книгу по десятибалльной шкале мне померещилось делом непривычно сложным. Потому решил сначала написать отзыв, разложить, так сказать, мысли по полочкам.
Дилемма «понравилось — не понравилось» была мною отброшена сразу с преисполненной сарказма ухмылкой. Оценить произведение по системе Станиславского тоже как-то не пожелалось — исключительно из уважения к автору. Исходя из всего вышеизложенного, буду оценивать кусками, как текстовыми, так и идейными.
Вот социальная и политическая структура Империи. Рационализм во главе угла, типичная экономная мораль по протестантским толерантным канонам, и Император, как гарант всего-на-свете. Государственное устройство скорее конфедеративного плана, где глава Империи более координирует, нежели управляет. Впрочем, координирует рукою твёрдой и не склонной к тремору. «Вольный» орден фагов как бы в стороне от власти. Он демонстративно неподчинён верховному правителю, в доказательство чего берёт заказы «на стороне» для оплаты своего содержания. Скажу сразу: фикция очевидна. Орден охраняет Порядок в Империи, а значит, строго бдит за нерушимостью власти Императора. Этот факт Лукьяненко даже не старается упрятать между строк. Верю, заявляет г-н Станиславский, а я добавляю 9 баллов за нарисованную схему.
Вот вторичность, а скорее, даже просто — развитие идей. Лукас брызжет изо всех трещинок, как вода под давлением. Параллели с джедаями, сторожевыми псами порядка, болтаются на поверхности, аки флаг на бане. Старина Хайнлайн довольно улыбается чуть в сторонке, теребя зачитанный кем-то до дыр томик «Гражданина Галактики». Хмурится в бороду маститый учёный муж Игорь Можейко, силясь вспомнить, как называлась та планета с одноглазыми котятами. Эрик Рассел и Гарри наш любимый Гаррисон до хрипоты спорят, чей укус больнее: осы или крысы? Отстранив Константина Сергеевича, оцениваю тонкость и красоту аллюзий на 6 баллов.
Вот сюжет. Лихость, местами совершенно подростковая (причём как-то уж явно по-советски), почти не раздражает и очевидно способствует читабельности (впрочем, не потому ль, что ваш покорный произрастал именно в совдепии?). Иногда видны цветные швы и натяжки, но они, сердешные, умудряются вызывать не аллергию, а лёгкое недоумение. Станиславский сводит брови, а я, глядя на него, ставлю жирную семёрку.
Теперь о главном — об идеях и мыслях, ими порождаемых. Кое-что зацепило весьма не слабо.
Остановлюсь на одном эпизоде — со старушкой Адой. Бабуля излагает своё кредо родному антигендерному клону, Тикки распустил ушки по плечам, и мне вдруг мерещится, что вот-вот произойдёт смена полярности в системе «добро-зло». Подросток явно мучается выбором, в который раз теша память Шрёдингера и его кота. Приняв решение, ГГ остаётся в прежней системе координат, чем шибко меня озадачивает. Почему? Вот смотрите. Разнополые клоны Эдика Гарлицкого, подняв задрапированный до поры образ Инны Сноу, не выдвигают по сути, ничего действительно революционного для имперских жизненных канонов. Рационализм, присущий всей Империи, здесь просто возведён в абсолют. Надо установить лучший порядок? Установим! Да ещё мирным путём. Ну и что с того, что мозги большинства прополощутся, ведь так делают все — мы же просто и это доведём до логического Конца. Заодно и социально граждан кондиционируем: вон они какие после того полоскания смирные да положительные все сделались!
Ребята! Это же простая борьба за власть в Империи! Инна, как властитель, ничуть не хуже старого Императора. Просто она свивает виток социальной и этической эволюции в сторону этакого пчелиного коллективизма, цзыгуизма, если хотите! И мне не совсем понятно, почему Тиккирей остался на стороне ордена убийц и обманщиков, ничуть не лучших, нежели клонированная клика Гарлицкого (как вам фамилия, кстати? Гиперболоидности имени некоего инженера не ощущаете?). Бедный мальчик поверил «доброму Стасю», хотя и слышал собственными ушами начало ответа и, что самое главное, — вопрос: «Почему этот мальчик — никто для Инея?» Ответ, как вы помните, был заблокирован насмерть. После такого вопросика Стася даже дурной поймёт, что дело нечисто. Полагаю, и Тикки понял, но предпочёл обманываться и далее...
Вот за всё за это литературное раблезианство и неоднозначность — твёрдая десятка с плюсом!
Простой подсчёт среднего балла даёт нам замечательную такую восьмёрку. Впрочем, я ещё балл смело накину за положительные эмоции.
Перед тем, как отзыв писать, решил чужие прочесть об этой книге. Ну вот тебе и на — совершенно детская, оказывается. А тут ещё и премию вон автору совсем недавно в Мюнхене вручили — «за лучшее юношеское произведение». Так именно за эту книжку!
Вот так обложили меня со всех сторон, стыдно то как — детские книги мне нравятся! И ведь после премии уже как бы и не поспоришь...
Только вот не спутали ли господа книгу, где повествование ведётся от лица подростка с книгой, для подростков написанной?
Взрослые — такие существа, что на очень многие неприятные и непотребные вещи в мире смотрят сквозь пальцы. Или отворачиваются. Или не замечают. Привыкли. Ну не вызывают эти вещи у них больших душевных мук и внутреннего протеста, потому что прошло то время, когда мир мог их удивлять — приятно или наоборот.
Но если попробовать посмотреть на мир глазами хотя бы подростка, то таким ли он покажется, как взрослому? А вы себя вспомните, и дайте ответ.
А если подросток станет рассказывать взрослому то, что при этом увидел, то, что его удивило, расстроило и рассмешило в мире взрослых, то, что напугало и шокировало, что взрослый скажет в ответ? Может со смешком отвернуться — детский лепет, как же; может кинуться что-то объяснять (ведь он уже взрослый и во всём этом прекрасно разбирается), но конечно же невероятно запутается и скажет: ты пока не понимаешь, тут нечему удивляться, вот вырастешь — сам всё поймёшь (читай — станешь таким же равнодушным как я); а лучше бы он послушал, что ему говорят, сел, да и сам задумался — а что и когда со мной случилось, что я перестал удивляться тому, что и в самом деле удивительно, возмущаться несправедливости и пугаться ужасов, что могут творить люди? Нет, не самих ужасов, а того, что люди способны совершать их. И если такой задумавшийся взрослый найдётся, уж он-то никогда не назовёт книгу детской.
Да, это рассказ про другой мир, но ведь он очень похож на наш. Так же, как и в нашем, одни люди живут хорошо, а другие — плохо. Так же, как и у нас, даны логичные объяснения, почему должно быть так а не иначе, и первые совсем не спешат помогат вторым. Как и у нас люди стараются любым способом выбраться туда, где жить будет лучше.
Как и наших политиков, местную элиту интересует только власть. И готовы за неё бороться они тоже любыми способами. Как и наши — называют народ «быдлом». И то, как многотысячные толпы одурманенных людей визжат от восторга при виде своего кумира — тоже кое-что напоминает.
Как и мы, герой книги выбирает не между добром и злом (а если вы думаете, что ВЫ делали не так давно такой выбор — очень ошибаетесь), а между тем, какой из оттенков серого — немножко светлей. И как в нашем мире очень многие жители мира книги не поняли простых вещей, которые автор вкладывает в уста главного героя. Пускай эти призывы звучат наивно, но сколько же людей нашего мира давно не желают им следовать! Взрослых. Даже тех, кого считают очень умными. Даже тех, кто читает много очень мудрёных книг, а такие простые, как эта, называет «для детей».
И главное: если ты не можешь помочь всем на свете — помогай тем, кто рядом. Если бы все так делали — то вокруг было бы гораздо больше добра и радости.
Ладно, пускай книжка — наивная, пусть я — инфантилен, раз она, детская, так мне понравилась, но — перечитайте. Это имеет смысл, чтоб лучше понять и наш мир.
Когда я дочитала эту книгу, то испытала горькое разочарование оттого, что она закончилась. История мальчика, который вырвался из страшного мира Ртутное Донце и стал сотрудником космической спецслужбы, невероятно увлекла. Опять же книги, в которых главные герои дети, воспринимаются иначе, чем с героями-взрослыми. Как-то более трогают за душу взрослые рассуждения из уст подростка, его видение ситуации. Опять же это ранний Лукьяненко, т.е. заканчивается все хорошо :)
Читать всем.
Отлично-отлично-отлично.
Это даже круче моих любимых "Рыцарей сорока островов", круче потому, что масштабней, страшнее и живее.
Не знаю других книг, которые с первой страницы настолько захватывают, потому что начинаются с конца чьей-то жизни, причем конца добровольного. Родители Тиккирея Фроста воспользовались конституционным правом на смерть. Потому что на Карьере (в моей версии была именно планета Карьер, в каких-то, как я понял по рецензиям, она называлась Ртутное Донце) существует пай на пользование воздухом и некими другими жизненно-важными благами, и этот заканчивающийся пай они решили отдать своему сыну, чтобы он смог прожить еще лет 7. Тиккирею 14 лет, и он решает совершить, по мнению многих, самоубийство - отправиться работать на межпланетные корабли расчетным модулем, заниматься очень опасным и вредным делом, чтобы вырваться с ненавистной планеты. Так начинается его история. В книге правда нет ни одной неинтересной главки, кусочка, момента - все очень последовательно, напряженно и вдумчиво. Конечно, такое чтиво больше пойдет подросткам, нежели дяденькам и тетенькам моих лет, но какая разница, на фиг. Обожаю эту книгу!
И да, я совершенно не понял, что это вторая часть, да она и не вторая, просто одна из книг по определенному миру. "Генома" прочитаю позднее.
- Тебя заставили - а ты не заставляйся, - отвечал я, стараясь не сбиться с дыхания. - все пошли, а ты стой. Понял? Думай сам! Поступай по совести! Не предaвай! Не трусь! Не будь толпой!

Отличная книга ,мне очень понравилась...добрая, умная, эмоцианальная...
Великолепное произведение; отличная озвучка романа С. Харитоновым, хотя и встречаются повторы фраз, но тут, думаю, не вина исполнителя, а, скорее, небрежность звукорежиссёра.
Не знаю почему сравнивают это произведение с Геномом, на мой взгляд, не самом удачном в "космическом" творчестве Лукьяненко. Танцы, скорее, можно поставить в один ряд с Линией Грёз и Императорами...