Цвет волшебства

Цвет волшебства

1983 г. / Роман
Это Великий А'Туин, Вселенская Черепаха, которая бороздит просторы пространства. Это четыре слона, которые держат на спинах Плоский мир. А это Ринсвинд, самый трусливый волшебник на Диске, и Двацветок, первый турист Плоского мира.
Эта книга входит в цикл: Плоский мир
Озвучки
Цвет волшебства
Год издания: 2008 г.
Длительность: 9 часов 10 минут
Издатель: Эксмо, СиДиКом
Исполнители: Диомид Виноградов
Подробнее
Цвет волшебства
Год издания: 2007 г.
Длительность: 9 часов 18 минут
Издатель: Lutz Records
Исполнители: DrLutz
Подробнее
Рецензии
Где-то там, в необъятной Вселенной, сквозь космическое пространство плывёт гигантская черепаха Великий А'Туин. На панцире черепахи мирно сосуществуют четыре слона, на спинах, которых покоится Плоский мир. В мире этом, имеющим форму диска, действуют свои законы физики: здесь восемь времен года, свет движется медленно, магия материальна, неделя состоит из восьми дней, а радуга - из восьми цветов. Вообще, число восемь в Плоском мире заключает в себе очень могущественную магию - никто и никогда, ни в коем случае не должен произносить это число вслух.
Цвет волшебства - первая книга из цикла про Плоский мир написана Терри Пратчеттом в 1983 году. Здесь читатель впервые знакомится с главными героями юмористического фэнтезийного цикла: Ринсвиндом - волшебником-недоучкой из Анк-Морпорка и Двацветком - первым туристом Плоского мира из Агатовой Империи.
Патчетт создал своеобразных и неординарных персонажей. Ринсвинд- ходячий магнит для неприятностей, самый трусливый и неумелый маг на всем Диске, переживший бесчисленное количество смертельных опасностей. Двацветок - полная противоположность Ринсвинда, любопытный, жаждущий приключений, не страшащийся опасностей, по большей мере благодаря своей поразительной наивности и неиссякаемому оптимизму.
Первая книга цикла представляет собой наглядное географическое пособие по Плоскому миру с его уникальной культурой и дивными обитателями. Этот сказочный мир населён всевозможными фантасмагорическими персонажами: волшебниками, троллями, драконами, ведьмами, гномами, эльфами и другими странными существами.
Получился своеобразный путеводитель по волшебному миру, где главные герои выступают в роли гидов. Сюжет книги основан на их путешествии по просторам Диска. Их приключения - это настоящий калейдоскоп комичных ситуаций. Вся книга пронизана юмором, местами безумно глупым, но очаровательным.
Цвет волшебства - яркий и насыщенный событиями роман с дозой уморительного юмора и сказочной атмосферой. Однако, на мой взгляд, он получился чересчур вычурный. Новый фантастический мир, с большим количеством "трудновыговариваемых" названий местностей и имён персонажей время от времени начинал откровенно бесить. Чтобы понять смысл взаимосвязанных событий требовалось перечитывать их описание несколько раз. Стоит упустить какую-нибудь деталь, как прерывается сюжетная нить и создается впечатление полного недоумения. Эта книга требует внимательного чтения и, прежде всего интереса к познанию новых фантастических миров.
Чтобы не просто прочесть, но с удовольствием прочесть эту книгу вам придется кое-чем пожертвовать. Во-первых, это законы физики. Причем попирает их вовсе не магия, а лично Пратчетт своей авторской волей. По мановению его пера свет может двигаться со скоростью звука, с легкостью создается «четырехмерный аналог всей многомерной вселенной» и прочая и прочая…. Все описания устройства мира, апеллируют не к законам (не смотря на употребление соответствующей терминологии), а исключительно к воображению читателя. Сам Пратчетт противопоставляет свой «Плоскостной мир» мирам, созданным «Создателями с худшим воображением, но лучшими способностями к механике». Ну что ж, с воображением у автора явно все в порядке и если бы на этом мои жертвы ограничились, то я бы, пожалуй, наплевал на законы физики с большой колокольни… Но для адекватного восприятия книги требуется сделать еще один (вполне, впрочем, предсказуемый) шаг – пожертвовать еще и всяческой логикой.
И это весьма логично, ибо легко «попрать» законы физики; легко пересыпать текст выдуманными названиями; а такие слова как «измерение», «реальность» и т.д. не более трудны в написании, чем «картошка» или «меч»… Но трудно создать взамен «попранного» какую-то адекватную замену; трудно сделать новопридуманные слова чем-то большим, чем набор букв; и чрезвычайно трудно связать написанное в какое-то подобие целостной картины (обладающей смыслом). Пратчетту это не удалось. Отсюда появляются сюжетные неувязки, с самого начала книги выпирающие как шило из мешка, а также такие мелочи как: лошади, преспокойно продолжающие жить после того как им распороли брюхо; девицы, носящие за голенищем сапога хлыст размером с копье (хотел бы я на это посмотреть) и т.д.
Заметьте, меня вовсе не смущает сам факт того, что Смерть ходит по улицам «во плоти», а поведение богов в общем-то ничем не отличается от поведения людей. Подобные персонификации и антропоморфизм, во-первых, не новы (герои греческих мифов согласно кивают головами), во-вторых, сами по себе не противоречат логике, если следуют законам воображаемого мира. Но фишка-то как раз в том, что в мире Пратчетта законов никаких нет, кроме авторской воли. Такие словосочетания, как: «немедленно вернула свой пространственно временной континиум», «поверхности Суммы Всех Вещей», «данном конкретном наборе изменений»; являются такими же объяснениями происходящих событий, как «крошки Сорти» являются объяснением действия стирального порошка.
Упоминание о рекламе в этом контексте вовсе не случайно, ибо как реклама, так и Пратчетт своими псевдологичными наборами фраз создает иллюзию объяснения. И эта иллюзия проникает в наш мозг довольно глубоко, ведь логикой и физикой мы уже пожертвовали, защитные барьеры сняты, сознание может некритично воспринимать любой абсурд. В этом-то и есть, по моему глубокому убеждению, секрет притягательности Пратчетта, поскольку ничем иным эта конкретная книга не выделяется.
Впервые книга была издана в 1983 году. Сейчас это один из признанных бестселлеров и один из самых популярных романов ангийского писателя Терри Пратчета. Незадачливый и дико трусливый волшебник Ринсвинд (девиз-"Я бегу, следовательно, я существую") в компании своего друга и нанимателя Двацветка становится виновником пожара в крупнейшем городе Плоского мира, попадает в плен к дриадам, падает с края света - в общем, замечательно вписывается в дикий и сумасбродный, но при этом невероятно смешной Плоский мир. Любители фентези без труда найдут в этой книге всё положенные атрибуты сказки - мечи, волшебство, драконов и накачанных героев. А любители сатиры, в свою очередь, сумеют увидеть тонкую и изящную пародию на современность, блестяще вписанную автором в мир, полный волшебства и приключений.
Думаю, не будет преувеличением сказать, что несколько лет назад Пратчетт в буквальном смысле спас мне жизнь. Я тогда пребывала в одной из самых кошмарных депрессий, усугубляемых вдобавок полным жопцом в учебе, творчестве, личной жизни и сдохшим компом - ога, накануне сдачи диплома... И, вот, сидя в полном раздрае на диванчике и уже вспоминая схемы разрезания вен, я наткнулась взглядом на тогда еще не полную коллекцию этих черненьких книжечек. Начала читать цикл про Ринсвинда, поняла, что мои проблемы еще не самые ужасные О_о Проглотила залпом первые пять книг, дико смеялась и, собственно, решила поискать в себе силы проблемки-то порешать. Результат вы можете видеть в лице меня, любимой, живой, относительно здоровой, дипломированного уже филолога, библиофила, книгоманьяка, фантаста и любителя Пратчетта. Хотя, конечно, я осознаю, что он не самый блестящий из писателей, у него полно своих плюсов и минусов, и даже не всё из его произведений мне нравится. Но так уж сложилось. Да, на его месте мог быть любой другой - учитывая степень заваленности моей хаты всякой макулатурой. Но я ни на миг не жалею - где ж еще найдешь таких милых и забавных героев, пышущих безудержным оптимизмом?
Единственное, что меня слегка удручило в первой книжке - это ее нецельность, какая-то рваность повествования, но это понятно и неудивительно, учитывая, что это не единый роман, а своеобразный сборник рассказов. Ринсвинд и Двацветок отжигают, Сундук - милашка, а октариновый цвет так и остался для меня загадкой)))
Скачал, послушал, качество хорошее, Диомид Виноградов читает хорошо и на несколько голосов, что приятно. Спасибо.
чтец просто обалденый ! голос настоящего сказочника спасибо!
На самом деле очень и очень неровная книга, хорошего в которой, тем не менее, на порядок больше и, я бы даже сказал, весомее, нежели плохого.
Я знаю, многие говорят, что не стоит начинать знакомство с Пратчеттом с нее, но так уж сложилось, что циклы я предпочитаю читать по хронологии и, соответственно, первым в моих руках оказался именно «Цвет волшебства» (укоризненное — ой=е, тебе уже 25 лет, а ты только добрался до Плоского мира предлагаю опустить ).
Первая же новелка, про то, как турист Двацветок приехал Анк-Морпорк, про «страх и в ванне» и прочее оставил меня в детском восторге и я удивлялся, что в отзывах книгу преимущественно ругают. Как говорили в бессмертном «Саус-Парке» — «Это же радуга, Картман. Не представляю, что там вообще можно ненавидеть?».
Неровности, впрочем, начались позже. После блистательного начала роман ухнул вниз, как с откоса — штампы, штампы. Я понимаю, Пратчетт избрал путь стеба, а значит, штампы должны быть как объект насмешек. Но часто было катастрофически несмешно и иногда даже (о ужас) скучно. Впрочем, ближе к концу все опять встало на свои места и на заслуженную (ИМХО) восьмерку «Цвет волшебства» вырулил уверенно.
Кстати, мне кажется, удобнее было бы голосовать за каждую новелку-приключение по отдельности, как в «Песнях Петера Сълядека», к примеру — уж больно условно все они между собой связаны. Это не сковзные главы одной книги (иначе зачем, например, эти бесконечные повторы — как минимум в трех новеллках Пратчетт упоминает о том, что за волшебниками Смерть приходит лично. «Спасибо, я и в первый раз все прекрасно понял»), а ряд самостоятельных приключений, собранных в один роман.
Впрочем, как сделали, так сделали)