Убежище 3/9

Убежище 3/9

«Убежище 3/9» — остросюжетный метафизический триллер, многоуровневая фантасмагория, в которой герои из будничной жизни внезапно попадают в жутковатый сказочный мир. Любое действие, произведенное в каждом из этих миров, зловещим эхом отзывается в другом — в подобных обстоятельствах конец света становится по-настоящему реален и страшен.
Озвучки
Убежище 3/9
Год издания: 2008 г.
Длительность: 12 часов 45 минут
Издатель: аКнига
Исполнители: Владимир Шевяков, ...
Подробнее
Убежище 3/9
Год издания: 2008 г.
Длительность: 12 часов 45 минут
Издатель: 1C Библиотека
Исполнители: Владимир Шевяков, ...
Подробнее
Рецензии
Роман Анны Старобинец «Убежище 3/9» отечественные критики сравнивали с произведениями классиков фантастического жанра: прозой Ф. Дика, С. Кинга, Н. Геймана, фильмами Д. Кроненберга... В большинстве своем подобные аналогии, как говорится, от лукавого. Проза Старобинец настолько самобытна и оригинальна, что попытки подверстать ее под кого-либо из западных классиков выглядят откровенно натянутыми. Если уж попытаться и встать на зыбкую почву так называемого «сравнительного литературоведения», то «Убежище...» заставляет вспомнить об основательно подзабытом русском писателе Алексее Ремизове с его сказочными сборниками «Посолонь» и «Лимонарь», удивительной пьесой «Бесовское действо» — сказочной притчей о жизни и смерти, обыгрывающей архаические пласты русского фольклоа и славянского язычества.
Подробно раскрывать сюжет «Убежища...» — неблагодарная задача. Старобинец принадлежит к числу тех авторов, чья проза необыкновенно теряет при схематичном пересказе — ведь невозможно передать своими словами смысл сказки или притчи. Но все же попытаемся остановиться на некоторых узловых моментах сказочной притчи А. Старобинец.
В романе есть молодая мама Маша — успешный и модный фоторепортер; есть Машин сын, в результате несчастного случая (тяжелая травма головы) оказавшийся в интернате для дебильных детей, есть крайне неприятный президент России (похожий скорее на парадоксальную смесь Зюганова и Ющенко, нежели на реального ВВП); есть муж бросивший машу с больным ребенком и укативший за границу с любовницей... Это все бытовой, реальный пласт романа. Но, помимо этого в романе существует иная страна — Небывальщина, в которой все герои из «реальной» части романа продублированы персонажами из старинного русского сказочного фольклора. Соединяет «реальную» и «мифологическую» линии «Убежища» Машин сын, получивший в результате неудачной операции на мозге специальный дар — переходить границу между Явью и Навью. Постепенно обе параллельные линии сливаются в одну и заканчивается все в лучших традициях русской литературы — то есть как нельзя хуже.
И здесь следует сказать еще об одной особенности книги Старобинец — «Убежище» апокалиптический и эсхатологический текст. Все персонажи романа, существующие как в реальном мире («Яви»), так и в сказочном («Навьи»), живут в предощущении надвигающегося конца света. Мир должен погибнуть, но не от яркой вспышки атомного взрыва, не от страшной космической катастрофы, а просто медленно угасая, сползая в Безвременье, в котором не будет ничего. Не будет ни Рая, ни Ада, а будет одно лишь Убежище — что-то навроде «баньки с пауками», о которой почти полтора века назад беседовал с петербургским студентом Раскольниковым небезызвестный Аркадий Иванович Свидригайлов.Остается еще один, наверное, самый главный вопрос: о чем вообще роман «Убежище»? В чем заключается смысл этой невероятной фантасмагории? Старобинец пишет о том возмездии, которое ожидает мир из-за преданных нами собственных детей. Очень жестокая получилась сказка.
Еще одно неоспоримое достоинство романа Старобинец — не интеллектуальные игры с мифологией и архетипами, не черный юмор и яркие спецэффекты, не двойные смысли и скрытые аллюзии. Главное — психологизм и точность в изображении главных героев «Убежища...» Именно журналистка Маша и ее пребывающий в коме сын, являются теми скрепами, на которых держится все здание романа. Именно их убедительность и достоверность заставляет поверить реальность существования всей фольклорно-сказочной нежити, этому своеобразному босхианскому «хороводу чудовищ», что беснуется на страницах романа.
Есть здесь еще те, кто верят, что сказки – это исключительно добрые и наивные произведения предназначенные исключительно для детей дошкольного и младшего школьного возраста? Если так - попробуйте взять любую народную сказку (желательно еще в неадаптированном виде) и прочитать ее без оглядки на мифичность и метафоричность. В красках представляя себе все происходящее. Например, съеденных заживо деток, забор из человеческих костей или вывернутых наизнанку волков. Словом, картинка получится довольно мрачная, если не сказать жестокая. Это особенно верно, если речь идет о русских-народных сказках. Для более глубокого изучения вопроса настоятельно рекомендую фундаментальный труд Владимира Проппа «Исторические корни волшебной сказки».
Во всяком случае, очень бы хотелось надеяться, что никому в голову не придет читать вместе с ребенком милую сказочку от Анны Старобинец. Хотя тут встречается и Баба-яга с Бессмертным, и Леший с Горынычем, и даже молочная речка с кисельными берегами. Только вот показаны они настолько натуралистично и живо, что мурашки по коже пробегают от каждой следующей подробности.
Это была не вода. Белая, теплая жидкость с громким журчанием текла перед ним. Кое-где она пузырилась и булькала, закручивалась в маленькие неглубокие воронки… Желтоватые маслянистые ошметки, точно грязные льдинки, всплывали тут и там на поверхность, а потом снова тонули – или их уносило течение. От жажды и отвращения у Мальчика свело живот. Он скрючился, присел на корточки и набрал полную пригоршню из этой реки. Осторожно попробовал на вкус. Молоко. Отвратительное кипяченое молоко – с пенками.
Подобные ощущения вызывают не только стандартные "злодеи" (нечистые), но и все остальные персонажи книги. Люди, зачастую оказываются даже более нечистыми. Все они по-своему прекрасны и милы – отец, бросивший жену с больным ребенком ради любовницы, мать сдавшая собственного сына в интернат для душевнобольных, сам сыночек, в награду превративший родителей в паука и больного клошара... Все это окутано мрачной, тягучей, поистине кафкианской атмосферой безысходности, обреченности и предчувствия скорого конца и всеобщей деградации. Кстати, ассоциации с Кафкой приходят неоднократно во время чтения. Например вот так выглядит прекрасный и романтичный Париж:
Он совсем не нравился мне, этот громкий бежевый город. Нависающие над головой, всех оттенков бежевого дома – словно ряды гигантских пыльных тортов с вычурными барочными узорами из подгнившего заварного крема. Смуглые ленивые люди, вгрызающиеся хищно в нежную плоть круассанов, наглыми смеющимися глазами разглядывающие прохожих, обжигающие свои быстрые, картаво воркующие языки неароматной черной бурдой. Кофе, сдоба, пыль и бензин – их бесконечный маленький завтрак. Сумасшедший эйт-о’клок.
Казалось бы уже давно известный прием смешения двух параллельных миров, с детства знакомые герои сказок, плюс вполне реальные условия современной России. Ингредиенты вполне стандартны и узнаваемы, но каким-то чудом автору удается приготовить из этого базового набора нечто совершенно необычное и захватывающее. Конечно, приятным, время проведенное за таким чтением, назвать сложно, но и оторваться читатель, скорее всего, не сможет. Хотя, могу гарантировать, в некоторые моменты обязательно захочется зашвырнуть книгу куда подальше и поскорее вытряхнуть весь этот бред из головы. Но не получится.
Воспоминания, спутавшиеся в скользкий живой клубок, крепко цеплялись друг за друга – попробуешь вытащить одно, а за ним уже тянется, извиваясь, второе, третье… И вот уже кажется, что этот клубок – просто один невероятно длинный червь чьей-то судьбы, чьей-то жизни – завязанный узлами, свернувшийся кольцами.
В романе есть интересный персонаж – ведьма Люсифа. Отвратительное создание совершенно отталкивающего вида. Все время бормочет какой-то бессвязный бред... но люди слушают ее и, более того, становятся абсолютно покорными. Потому что речь ведьмы завораживает и гипнотизируют. Что-то подобное происходит и при чтении книги. Да простит меня сама Анна Старобинец за такое нелицеприятное сравнение :) Этот текст пугает почище всяких западных ужастиков. Чувствуешь как все эти заговоры и заклинания пробираются как тараканы куда-то на подкорку, а потом бродят там неприкаянные и одинокие. Может играет роль какая-то глубинная память поколений или что-то в этом роде. Ведь наши предки славяне были те еще весельчаки да выдумщики. Словом, все те кому еще не стало совсем тошно от приведенных доводов, – вперед в убежище Тридевятых. Вас там очень ждут.
Дядя Леша был шизофреником, алкоголиком, убежденным христианином, патриотом, антисемитом и философом. Опасное сочетание. Когда с ним случалась белая горячка…
Начиная читать эту книгу, читатель сразу проваливается в пучину непонятного. Непонятно сначала вообще все. Но, как ни странно, читать из-за этого скучнее не становится. Сюжетных линий всего две: женщина-фотограф, которая постепенно превращается в бомжа, и маленький мальчик, который разбился в парке аттракционов. Постепенно действие переносится из нашего мира в мир сказки. Вот только сказка эта какая-то недобрая, черная...
Тут-то читателю и начинают открываться странные связи между персонажами сказки и персонажами «нашего» мира. Но и это еще не все. Главный глобальный вопрос, который встает по мере прочтения этого романа: «А о чем, собственно, идет речь?». В принципе, этот вопрос терзал меня до последних страниц, причем ответ на него менялся с калейдоскопической скоростью. Аллюзии и метафоры, которыми шикарно сдобрено повествование, толкают нас то в одну, то в другую сторону. Очередной намек на последних страницах просто перевернул мое восприятие этого романа. Хотя, опять же, возникла всего лишь очередная версия происходящего...
Ощущения, возникшие уже после прочтения, несомненно, навеяны жутчайшей атмосферой. Очень тяжело на протяжении половины книги читать об интернате для детей инвалидов... дети-овощи, дети с водой вместо мозга... Нужно быть готовым к атмосфере безысходности, причем достаточно циничной.
Порекомендовал бы эту книгу тем, кто любит необычную и жесткую литературу. Качественную.
Книгу однозначно стоит послушать. Отличается от многих современных поделок, которые штампуют, меняя только имена героев. Концовка чуть скомкана, но это, похоже, общая беда современных авторов.

Буду следить за творчеством писательницы )
очень своеобразное, интересное произведение. читал с удовольствием. сравнивать с кем-то тяжело, да и бесполезно. хочется дать одну рекомендацию - не садитесь читать эту книгу, если не готовы к отчаянию, которое Убежище несет в себе.