awards
3
Армагед-дом

Армагед-дом

Мир на пороховой бочке, и несколько раз за век эта бочка взрывается Апокалипсисом. Из моря выходят чудовища, звезда Полынь опрокидывается в реки, превращая воду в кровь, ангел трубит в трубу над пепелищами. Лишь загадочные Врата сумеют спасти живых, чтобы люди могли после катастрофы отстроить жизнь заново — если, конечно, успеют войти в эти Врата. Мир привык, потому что привыкают ко всему. Лгут депутаты, мудрствуют спецслужбы, защищаются диссертации, рождаются дети. И конечно же, выдаются спецпропуска во Врата.
Озвучки
Армагед-дом
Год издания: 2003 г.
Длительность: 19 часов 24 минуты
Издатель: СиДиКом
Подробнее
Рецензии
Апокалипсис! Не самый худший вариант конца света. Один раз в 20 лет откроются ворота и люди получат возможность спастись, уйдут только сильные и жизнеспособные, способные на продолжение рода. А потом новый цикл и возможность за 20 лет вырастить достойное поколение способное пережить апокалипсис. Сколько загадок и тайн хранит в себе система ворот, какие лазейки изыскивают чиновники для спасения своих жизней и какая тебя ждет судьба, если ты с самого детства не хочешь следовать стадному инстинкту выживания и продолжения рода. Все это в этой замечательной книге.
У меня сложились сложные отношения с книгами супругов Дяченко. Сложность в чем - я не могу отнести их к строго определенному жанру - не повернется язык назвать их просто фантастикой. Слишком много российской подоплеки, слишком много самокопания, слишком много откровенных признаний, слишком лично воспринимаются некоторые моменты душевных метаний.
А личные оценки я выставляю "в жанре", стараясь не мешать. Проза - так проза, фантастика так фантастика, все в рамках того , что "верю - не верю". Дяченки практически всегда меня сбивают с мысли.
Конкретно эта :
Поставила сначала 4 звезды, сгоряча. Очень уж Лид(к)а Сотова раздражала, то глупа, то наивна, то совершенная максималистка, и всю книжную жизнь - женщина, влюбленная в икону. То есть понятно, что ее любовь к отцу одноклассника - действительно любовь. не юношеские пубертатные перепады гормонов, но что же это за чувства... Наверное как в жизни. Такие же непонятные и непонятые. И пронесенные через всю жизнь. Воплощенные в сыне. Очередной раз утраченные.
Грустная книга. У каждого в этом мире свой личный апокалипсис раз в ...ндцать лет грядет проверка - на вшивость ?музыкальность? гениальность? или попытка найти Бога? или прохождение теста на человечность?
Понравилось, 5.
И спросил Господь: «Почему Ворота стоят пустые?» – «Некому спасаться, Господи, – ответили ему. – Всех уморили в процессе учебы».
Анекдот.

Мир, так похожий на наш, что было бы не отличить, если бы не одна маленькая деталь - каждые 20 лет в этом мире, происходит апокалипсис, или как его называют в книге - мрыга (то еще словечко, ага), однако человечество не погибает, ибо дарованы ему ворота, которые открываются в определенный час и всех спасают, почти всех. Нам показаны три таких цикла по двадцать лет, глазами девочки-женщины-бабушки Лиды Сотовой. В каждом цикле свое правительство, свои законы, свои свои надежды и проблемы - и в каждом из этих циклов находится некто, кто пытается разгадать секрет ворот и провести, наконец, апокалипсис без жертв или даже совсем прервать цепочку. Одновременно с этим, меняется взгляд на мрыгу у главной героини, от детского панического страха и чувства справедливого негодования до достаточного прагматичного подхода и почти исступленного желания любой ценой спасти не себя, а единственного дорогого ей человека. Отражением различные взглядов на проблему и способов ее решения в романе выступают лидины мущины (все как один образы довольно интересные). Сама же Лида тоже, без сомнения, интересна, но чувства симпатии почти не вызывает, слишком уж это жесткая и эгоистичная особа, которая порой ведет себя более, чем глупо.
Про развязку писать не буду, скажу только, что сама идея жертвенности не особенно меня убедила и задела, да и не на все вопросы нашлись ответы (допускаю, однако, что дело в том, что я их не отыскала)

Я увидела совершенно новых Дяченко, это скорее социальный роман, чем фантастический, в нем практически нет характерной дяченковской атмосферы, которая улавливалась во всех до этого прочитанных мной книгах, хоть и не обошлось без их излюбленной героини-девчонки с небрежно прибавленным к имени "ка".
Впервые прочел, когда не было и четырнадцати. Понравилось - безумно. Но не понял ровным счетом ничего. И при этом был готов кидаться гнилыми помидорами в тех, кто не принимает творчество Дяченко.
Прочитал во второй раз, спустя много лет. Вынес для себя столько, что и на научную диссертацию по современной литературе хватит. Многого не принял, многое забраковал, сюжет, так тот вообще слишком уж... слабо проработан.
Зато идеи... Философия...
Не зря, ой не зря Андрей умирает в 33 года. Не зря он - лабораторный ребенок, без отца. Конечно Лидию мадонной не назовешь, но определенные параллели образа мальчика... Его всепрощение, его доброта и самоотверженность... Нет, не так уж однозначен этот ребенок.
Зарудный - тоже очень интересная фигура. Порадовало, что при всей "святости", которую ему приписывают другие персонажи, он - живой человек, не святой. Да и все они живые, неоднозначные. В общем, Дяченко как всегда гениальны. Но на сей раз - слишком много тем, слишком гигантский замысел для одного романа.
Первый раз прочитал три с половиной года назад, еще учась в университете, перечитал на днях. Пожалуй, наиболее яркий образец социальной фантастики и одна из лучших у Дяченко. Для меня лично – вторая после «Шрама».
О чем, собственно, эта книга? Думается мне, о том, что политические методы решения глобальных нравственных проблем тщетны. Политик мыслит общими категориями, и не видит за лесом деревьев.
Демократичное общество цикла, в котором родилась и выросла под угрозой всеобщей гибели погрузилось в анархический хаос, молодежные банды и тоталитарные секты стали самыми весомыми силами в обществе. И как результат – давка, бойня, гибель сотен людей, когда отрылись Ворота.
Примерному мальчику Рысюку пришла в голову идея – вымуштровать людей так, чтобы они в любое время могли бы организованно эвакуироваться. Рысюк – типичный пример инициативного, хитрого, но не умного человека, зубрилы и карьериста. Вырос он, стал журналистом – и твердо решил воплотить замысел. Вот только не все любят жить по линейке. Да и власть предержащие не спешили разделять судьбу подопечных. И вот результат – разучившиеся думать, запуганное и безвольное население и преждевременный «апокалипсис». Тысячи жертв вместо сотен, еще больший кошмар.
Многим показалось, что главная героиня, Лида, претендует на какую-то необычность и неординарность. Ничуть. Сила этого образа – именно в типичности. Она совершенно обычный человек в совершенно безумном мире. Боится и впадает в депрессию в преддверии первого «апокалипсиса», влюбляется в харизматичного и честного депутата Зарудного. И так же, как в душе каждого, в ее душе поднимается стихийный протест против бесчеловечной муштры. Как большинство людей, протестует против всего и вся, пока молода, и думает только о себе, как только у нее появляется то, что она может потерять – родной сын. Она самый обычный обыватель, не лучший и не худший человек в своем мире. Герои есть другие – депутат Зарудный, Максимов, инженер Костя, сын Лиды Андрей; антигерой — Рысюк. А Лида – дитя своего мира.
Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
Главная мысль романа – хочешь изменить мир – начни с себя. Все, кто хотел спасти человечество от кошмарных плановых катастроф, так или иначе, в первую очередь, спасали себя. Никто так и не отменил специальное время для эвакуации VIP-персон, сокращали список, уменьшали время, ужесточали отбор – но в первую очередь уходили через Ворота сами. А нужно-то было, всего лишь – отказаться от жажды спастись, попытаться помочь другим – не детям, не родственникам, но просто людям, попавшим с тобой в беду. И одного праведника оказалось достаточно, чтобы прекратить кошмар.
Не вини общество в своих бедах – общество состоит в том числе и из тебя – вот урок этой книги. Не политики и социальные программы, а люди делают жизнь такой, какой она есть. Политические игры – серьезный размах, но любое широкое обобщение кого-то не берет в расчет, исключает из основной модели, списывает в расход. Каждому дана его собственная жизнь и в его власти не совершать конкретного, личного зла, однозначного и бытового, из которого складывается зло глобальное и абстрактное. А политические меры направлены именно против последнего – несуществующей философской абстракции. И тут либо всех казнить, либо всех миловать – и как люди могут осуждать конструкторов Ворот, которые руководствовались все теми же принципами глобального решения вопросов?
Нет «человечества», но есть люди, и каждый в ответе за свои поступки. А если нет – тогда нет смысла осуждать организаторов «апокалипсиса», устраивавших грандиозную прополку, обращаясь с людьми, как с травой.
В романе мне лично не понравилась одна мелочь. Регулярно повторяющиеся катастрофы называются словом «апокалипсис». По сути, это безобидное греческое слово, означающее «откровение» уже давно превратилось в поп-культуре в синоним «конца света», но тем не менее употребление его в таком значении на страницах серьезного произведения коробит.
Итог: по моему мнению – вторая после «Шрама» у Дяченко книга. Эту планку им преодолеть пока не удалось (хотя «Vita Nostra» претендует). Одна из лучших вещей в отечественной социальной фантастике.