S.N.U.F.F.

S.N.U.F.F.

2011 г. / Роман
Дамилола Карпов — боевой пилот и видеохудожник. Он живёт в гигантском офшаре Бизантиум, нависшем над просторами Оркланда, словно чёрное солнце, и его дистанционно управляемая видеокамера, оснащённая пушками и ракетами, наводит ужас на орков в дни священных войн и мирных промежутков между ними. А Грым простой орк, едва успевший окончить школу, он живёт в грязи и свинстве оркской столицы Славы и многого не понимает в устройстве миропорядка. Но их судьбы таинственным образом связаны войной и любовью, двумя составляющими снафов, объединивших кино и новости в единую жертву от людей Маниту...
Озвучки
S.N.U.F.F.
Год издания: 2012 г.
Длительность: 13 часов 13 минут
Исполнители: Сергей Чонишвили
Подробнее
S.N.U.F.F.
Год издания: 2012 г.
Длительность: 13 часов 13 минут
Исполнители: Сергей Чонишвили
Подробнее
S.N.U.F.F
Год издания: 2012 г.
Длительность: 11 часов 56 минут
Исполнители: Сергей Чонишвили
Подробнее
S.N.U.F.F
Год издания: 2012 г.
Длительность: 12 часов 57 минут
Исполнители: Сергей Чонишвили
Подробнее
Рецензии
Если в своей малой прозе Пелевин может позволить себе заигрывать с даосизмом, дзен-буддизмом и прочими солипсизмами, то романы у него с давних пор пишутся примерно на одну и ту же тему: о России. О незадачливой нашей Родине-матери, о ее самобытном пути промеж востока и запада, о ее попытках доказать миру, что мы — вполне себе Евразия, а вовсе не Азиопа.
Впрочем, чтобы доказать это миру, нужно сначала поверить в это самим, а Пелевин из книги в книгу дает понять, что нам даже до этого далеко.

Эта книга — такая большая игра для внимательного и усидчивого читателя, причем не столько внимательного по отношению к книге, сколько по отношению к окружающей нас экономической и политической действительности.
Правила таковы: существующие в современной России и мире общественные организации и институты автор шифрует под новыми названиями, привнося в свое произведение кучу новых имен собственных и нарицательных. Далее, не проводя никаких очевидных параллелей, он начинает просто оперировать ими, в соответствии с их реальной функцией в реальном обществе. Наша задача — попытаться угадать прообразы этих имен по их действиям.

Кто, к примеру, такие «нетерпилы»? Никаких идей?
А если вам скажут, что это такой особый слой гражданских активистов, вооруженных камерами и диктофонами, которые суют свой нос в самые недра закостенелых госмеханизмов и вскрывают там все нелицеприятные постымпераилистические пережитки?
Тогда вам станет понятно, что «нетерпилы» — это поколение молодых прозападных либеральных журналистов.
А кто такие «ганджуберсерки»? А что такое «офшар»? А «снаф», наконец?
И даже если вам кажется понятным, что «офшар» перекликается с «офшором», а «правозащитники» они и есть правозащитники, не спешите: в своей книге автор наделил даже самые очевидные и понятные вещи свойствами неожиданными, остроумными и гротескно преувеличенными.

Да, все происходящее здесь пересыпано изрядной долей гротескного юмора, то и дело перерастающего в сарказм и откровенное издевательство — видимо, только в смехе Пелевин видит способ не сойти с ума от идиотизма современной отечественной действительности. О верховной власти в Уркаине (да-да! Я не перепутал буквы!) он пишет так:
...и если их режим не является злом в чистом виде, то исключительно по той причине, что сильно разбавлен дегенеративным маразмом.

Роисся, что называется, вперде — и намек с перестановкой букв мог бы быть даже не настолько прозрачным. Мы бы все равно догадались по одной этой цитате.

Он язвительно проходится по престарелым феминисткам (а заодно и педофилам — в понимании автора это примерно одно и то же): постоянное их нытье на тему ущемленных прав привело к тому, что возраст сексуального согласия в обществе повышают до сорока шести лет.
Просили? Получите.
Борьба за чужое сексуальное бесправие — это экстремальная форма полового самовыражения. Проблема, однако, в том, что эгоистичные действия одного-единственного секс-меньшинства создают проблему для огромной массы людей.

Ну а самый смак, конечно — это его нападки на пидорасов.
Пелевин настоящий молодец: он не стесняется называть пидорасов пидорасами, а их возмущение предлагает им засунуть туда же, куда они привыкли.
Он им прямым текстом заявляет, что они — генетический мусор и топка для крематориев, а всем высоколобым дохрена-хипстерам, которые слушают Другую™ музыку, смотрят Другое™ кино и предпочитают называть себя «геями» или «ущемленными представителями ЛГБТ», в достаточно резкой форме напоминает, что пидорасами они при всем этом быть не перестают.
Браво, Олегыч, рукопожимаю.

Парадокс, правда, еще и в том, что именно эти гомики и составляют одну из правящих элит в «верхнем обществе», прообразом которого, очевидно, стал политкорректный Запад.
Другой столп общественного благосостояния — это киноиндустрия, которая — внимание! — снимает документальные(!) порнофильмы про войну(!!!).
Этот абсурдный идиотизм заставляет вас нервно хихикать, но потом вы понимаете, что и Запад Пелевин, видимо, ненавидит так же сильно, как сермяжную родину.

Он даже о себе высказывается — точнее, не о себе, а о людях, которые пытаются высказываться о нем:
«угрюмым затворником», «нелюдем», «бирюком» и «кокеткой» в наше время называют человека, который не хочет бесплатно трахать свинью перед телекамерой. А если не хочет даже за деньги, тогда говорят — «пытается окружить себя ореолом загадочности...»

Такая вот получается книга: автор-мизантроп ненавидит и Россию, и Запад одинаково сильно, но качественно по-разному, отпускает саркастические замечания в адрес феминисток, ньюсмейкеров, гомосеков и силовиков, а сам отказывается палить щщи потому, что не хочет трахать свинью в прямом эфире.
Круто? Просто супер!

* * *

Впрочем, традиционные для Виктора Пелевина три телеги на тему онтологического субъективизма здесь тоже есть.
Схема стандартная: «ничего не существует, есть только то, что порождает твое воображение. Оно существует только само в себе, то есть фактически, в мире не существует ничего».
Да что я, собственно, рассказываю — все, кто читал Пелевина ранее, знают содержание всего этого, как выражается автор, дискурса. И в «Снафе» все точно так же — другими словами, под другим углом и с другой прической, но все равно до боли знакомо.
Чувствуются здесь, однако, стилевые отголоски «t»: вся эта демагогия не смахивает на иезуитское нагромождение слов, а действительно выстраивается в некую экзистенциальную теорию.

Хипстэры возмутятся, мол «опопсел» Пелевин, «обыдлел» и «уже не торт». Ну так то ж хипстэры, что с них взять?..
Мне же, как давнишнему почитателю творчества автора, отрадно видеть, что происходит с его прозой: она становится более внятной и последовательной, не теряя при этом ни своего остроумия, ни глубины.
То, что его книги становится все проще воспринимать — это исключительно потому, что он научился более понятно изъясняться, а никак не потому, что стал примитивнее мыслить.

Вряд ли потомки будут считать «Снафф» пелевинским magnum opus — все-таки есть у него вещи более сильные и, что называется, более «знаковые».
Но это определенно самое смелое его произведение, в котором автор не просто вплетает вампиров, лис и красных комдивов в существующие социокультурные реалии, а моделирует целый новый мир, самобытный от начала и до конца.
А что самое мерзкое — весь этот гротеск очень узнаваем и понятен.

Есть тут и повторения, и реминисценции на самого себя, и даже прямое самоцитирование — ну, что ж поделать.
Но за совершенно чумовые Дао Песдын, креативный доводчик и суррогатных женщин ему все это можно простить.

8, отлично.
Первое: провокации. Книга в скором времени (если уже не сейчас) вызовет массу hate-контента со стороны свiдомых украинцев -- это же надо, замахнуться на святое -- Украину, обозвать её Уркаиной, свести её промышленность до производства мопедов "Карпаты" , а гаранта-президента показать как иностранного ставленника "уркагана"! Я национализмом не страдаю, пытаясь объективно оценить книгу, понимаю, что это всего-лишь метафора, необходимая для того, чтобы сделать мрачную картинку нагляднее, но всё-же осадок остается. Почему именно Уркаина, а не Уркугвай, например?

Второе: мясцо и безнадёга. Пелевин никогда не отличался сентиментальностью, героев и читателей особо не щадил (вспомнить хотя бы мозговыносной "Омон-Ра"). Но столько "невинной" крови на страницы он не выливал никогда. Опять же, будущее этого "будущего" представляется не самым позитивным и красочным. Так что не в меру и даже в меру впечатлительным читать не советую.

Третье: пародийность. Утøпiя или антиутопия -- вопрос скользкий, "свободная энциклопедия" (по ходу, та самая, которая в мире "Снаффа" является всеобъемлющим и авторитетным изданием) пишет: "Утопия -- жанр художественной литературы, описывающий модель идеального, с точки зрения автора, общества." Учитывая, что автором текста по задумке Пелевина, является современник описываемых событий, да ещё и стоящий на одной из верхних ступенек в пирамиде власти, такое определение жанра вполне уместно. Согласитесь, ведь "Город Солнца" или та же "Утопия", казавшиеся их авторам совершенными социальными моделями, сейчас выгладят, мягко говоря, не совсем привлекательно. Как бы там не было, пародийные элементы тут явно присутствуют

Третье "А": Оруэловское "мир -- это война" (в данном случае СВЯЩЕНIШЕРЪ ВIЙНА № 221) искажено, но до неузнаваемости ему далеко. Опять же новояз, безвременье etc.

Третье "Б": роман стойко ассоциируется с творчеством Сорокина, в частности, с "Голубым салом" (высокие технологии на фоне сермяжного средневекового быта, половые извращения, как предмет культа etc)

Третье "В": вообще стёб. Над всем и вся -- от феминизма и его влияния на порнографическое кино до однотипных жилищ, разница в цене между которыми зависит от анимированной картинки за окном и Солженицина, бюст которого занимает в музее секс-меньшинств почетное место рядом с Элтоном Джоном.

Четвёртое: безликость персонажей. Если летчик Дамиолла получился хоть сколько-то объёмным (что не странно, он выступает в роли автора, соответственно, свои мысли и чувства выражает в полной мере), то молодые орки и Кая получились какими-то линейно-диаграммными. Вроде и адекватно реагируют на происходящее, и любят, и ненавидят, но настолько предсказуемо... насколько предсказуем сюжет вообще. В принципе, монолог Каи о законах человеческого поведения, как результате физико-химических процессов в организме объясняет это, но смотрится всё равно убого.

Пятое: игра слов и игры со словами. Нецензурщина. Исходя из того, что практически все (анти)утописты прочат новому времени новый, отличный от современного, язык, Пелевин (в который раз) начинает фантазировать на тему приобретения старыми словами нового значения. Примеры: "вертухаи" -- высший слой оркской элиты, производное от названия крутого телефона VERTU и церковноанглийского HIGH, указывающего на то, что эти орки в прямом смысле "сверху" . Или аббревиатура GULAG, означающая крупную политическую силу, состоящую из секс-меньшинств (представляющих большинство) и расшифровывающаяся как «Gay», «Lesbian», «Animalist» и «Gloomy» (значение символа "U" утеряно в веках). Нецензурные слова и выражения автор не вуалирует, мотивируя тем, что они давно стали языковой нормой. Зато их вуалируют издатели: сноска-перевод к слогану на церковноанглийском "Don’t FUCK With the GULAG!" гласит "Не бодайтесь с Гулагом!". По детски наивно, умиляет.

В итоге:

Понравилось: Сама идея стёбной антиутопии, не встречал раньше, тем более, не ожидал от Пелевина. Понравились, в принципе, характерные для автора злые шутки, ирония, перетекающая в сарказм. Посмеялся с формулировок "Дао Песдын". Очень понравилась хитро закрученная петля "Кая-Дамиолла" и замечательный анализ женской логики с точки зрения программирования и баз данных. Ну и "любомудрая" составляющая: большая часть разглагольствований на тему мироздания проходит за бутылочкой саке в уютной квартирке в зажиточном районе. Чем не "кухонная философия"? Приятно, что Пелевин ушел от давешних разжовываний солипсизмов-экзистенциализмов в малопонятных лекциях к наглядным картинкам, позволяющим читателю сделать те же выводы самостоятельно. А, ну и обложка не такая тошнотворная, как обычно.

Не понравилось: Кроме уже упомянутых "за державу обидно" и "персонажей-декораций" не понравилась "сыроватость" книги -- некоторые моменты явно черновые, не хватает самой малости чтобы смотрелось блестяще и органично; недосказанность -- идею "сжигателей плёнки" можно и нужно было (это моё мнение, Пелевину виднее, конечно) развить, лулзов с нее вытянуть можно немеряно. Дежавюшность -- о том, что деньги и массмедиа правят миром мы уже читали в "GП", хватит об этом. Введение в роман ссылки на "Burning Bush" -- зачем? Ну и хэппи энд показался уж слишком спонтанным и натянутым, видать, сроки поджимали.

Итого -- серединка на половинку, по сравнению с "t." -- слабо, по сравнению с "5П" -- сильно. Четыре, короче. С натяжкой.
Зевс извергает громы,
Висит на скале Прометей,
Руду пожирают гномы,
А люди жуют людей.
Титаны куют железо,
Драконы воруют детей.
Ждать перемен бесполезно
Люди жуют людей.

(c) гр."Ляпис Трубецкой", 2011 г.

Обычно после прочтения очередного пелевинского творения, можно на некоторое время "подвиснуть", размышляя над вопросом "о чём эта книга?". Но если говорить о "снафе", то про него довольно много понимаешь сходу (как говорится, не отходя от кассы). Уверен, что обязательно найдутся те, кто назовёт эту простоту для восприятия - недостатком, признаком низкопробности и ширпотреба. Да, удобочитаемый текст, несомненно способен привлечь более широкую аудиторию, что может и не плохо, вполне возможно, не только по коммерческим соображениям (оставляю это на суд читателя). На мой взгляд, кажущаяся простота - это результат качественно выполненной писательской работы, а если вдумчиво читать, то обилие перекрёстных ссылок, двусмысленных намёков и "пасхальных" смыслов - не даст "заклевать носом".

Итак, что же за произведение преподнёс нам Виктор Олегович под занавес 2011-го года? С одной стороны - это своеобразная фантастика о нашем отдалённом, а может и не очень, будущем; утопия, хотя многие наверняка не согласятся и скажут, что скорее - это антиутопия, поскольку утопией обычно называют рассказ о светлом будущем, а здесь со "светлостью", как бы это сказать помягче, не густо. С другой стороны - это сатирическая, если не сказать стёбная, пародия на сегодняшнее постсоветское общество: параллелизм и аллюзии зашкаливают. Так что можно сказать, что это очень актуальная, злободневная и весьма неглупая книга-рассуждение о сегодняшнем дне; при том, что автор, оставаясь верен себе и своим метафизическим идеалам, продолжает культивировать взгляд на жизнь с позиции незыблемой вечности и высшего Я, или наоборот, НЕ-Я (напоминая заодно нам, если мы вдруг в суете позабыли про всё кроме суеты, что кроме неё есть что-то ещё). Ещё этот роман о любви и отношениях между мужчинами и женщинами (и всех прочих отношениях между кем-то или чем-то), о сексуальных и прочих пристрастиях, о войне, массмедиях, информационных и новостных технологиях, а главное - о нашем месте во всём этом, с позволения сказать, мире.

Может быть и не всё, но большую часть текстов, вы, скорее всего, ухватите без предварительной подготовки на курсах современной политологии и истории религий народов мира - особенно, если уже читали у ПВО что-нибудь ранее. Но мне кажется, чтобы наиболее полно понять и принять "S. N. U. F. F.", надо не только "быть в пелевинской теме" и иметь представление о чём он обычно пишет, какие вопросы склонен поднимать, что он исповедует и по поводу чего, как правило, иронизирует - нужно ещё быть в курсе происходящего на территориях бывшего Советского союза, в первую очередь - в России, Украине, Белоруссии, а может и в прочих бывших республиках СССР. Следует хотя бы слегка ориентироваться в экономической, политической, медиаинформационной ситуации в вышеоговоренных государствах. Другими словами, надо быть в теме - причём во многих отношениях. К культурному и информационному контексту, можно отнести довольно многое, например, кино. Это фильмы: "Брат" и "Брат-2", знаменитый суперблокбастер "Матрица" (думается, включая все её части). Это кинотрилогия "Властелин колец" - как обычная, так и в "смешном" переводе Гоблина от студии "Божья искра". В конце концов - это недавно посмотренный мною английский сериал "Чёрное зеркало" (есть там отдельные моменты и идеи, пересекающиеся с таковыми во "снафе"). Это книги: Сорокинское "Голубое сало", а также "троица апокалипсиса" самых известных антиутопий мира (Замятин, Оруэлл, Хаксли). И многое, многое другое - всё то, что составляет наш уникальный информационный багаж.

Вернёмся к нашим баранам. Итак, "снаф" - это антиутопия, роман-предупреждение о том, что нынешняя ситуация в мире может закончиться, мягко говоря, не очень хорошо. Экономическая нестабильность целых регионов, расслоение общества, войны, финансовые кризисы на фоне растущих расходов на интертеймент - всё это кирпичики, которыми может быть вымощена дорога в ад, из-за чего мир может погибнуть или быть ввергнут в страшные катастрофы... Уже сейчас - деньги являются мерилом практически всего, а телевидение и Интернет - формируют общественное мнение, а следовательно, косвенно влияют на реальность. Что же будет через 10 лет или через век (если, конечно, обещанного конца света не будет)?

Внимание, далее куча спойлеров, просьба не читавшим книгу - дальше не читать, прочитайте только вывод в конце!

Повествование ведётся от лица характерного представителя того мира, с которым знакомит нас автор: главный герой - оператор-новостник и боевой пилот в одном флаконе. С его слов мы узнаем, что на земле произошла катастрофа и всё, что осталось - это летающий офшар Бизантиум (англ. Византия), населённый людьми и Orkland/Уркаина - страна орков. Люди, как бы, хорошие, имеют "продвинутый" государственный строй, называемый забавным словечком демократура. На мой взгляд, Бизантиум - это карикатура на Западное общество, а точнее, Западноевропейское с их толерантностью и прочими вещами, которые, автор, смеху ради, доводит до абсурда: наиболее влиятельными в обществе являются сексуальные меньшинства, извращенцы и феминистки (окрепшие в своё время в борьбе за свои права); а борьба с педофилией привела к тому, что совершеннолетие "взлетело" до 46-тилетней отметки, что привело к тому, что люди элементарно не могут размножаться и им приходится усыновлять и удочерять детей орков... Официальной религией этого странного общества - является культ Маниту Антихриста, а наивысшими ценностями, считающимися одновременно чистыми проявлениями Бога на земле - считаются деньги и компьютеры/телевизоры (называется всё это одинаково - маниту, т.е. Бог - это Маниту, деньги - маниту, ТВ - смотрят на экране маниту, интернет - на маниту). Общество людей представляется нам высокотехнологичным, но где всё крутиться вокруг информационных и массмедиа-технологий. В частности у главного героя в собственности фигурирует взятая в кредит девушка-биоробот, сура. Но о ней отдельно.
Теперь про орков. Уркаина - это не Украина, как может показаться на первый взгляд. Как я писал выше - это то, что осталось от стран СНГ. В этом будущем, видимо, России, как таковой просто не осталось (развалилась), впрочем и других стран больше нет. Государство орков - предстаёт нам "плохим", там тирания, бедность, алкоголизм и прочее. Их общество - это чуть ли не средневековый феодализм. Первоначально может показаться, что мир людей и мир орков находятся в противостоянии, хотя двусмысленность многих вещей, практически сразу даёт нам затравку на то, что это не так. На самом деле, люди и орки (хотя тут корректнее говорить о руководящей верхушке орков) живут в своеобразном симбиозе - примерно раз в год, устраивается война между орками и людьми, которая, как это ни парадоксально, служит залогом стабильности и для орков и для людей. Оркскому руководству - это позволяет занять народ постоянной подготовкой к войне, а люди раз в год имеют возможность снять снаффы о войне - это кино и новости одновременно, на это у них всё завязано экономически и идеологически. В общем, смысл этой войны - практически, как у Оруэла в "1984", в особенности, для орков. Описание войны - вызывает не самые приятные ощущения. Что правдоподобно. Да, а за примерное поведение высокопоставленных орков селят в Лондоне, хотя на поверку - это оказывается просто трансляцией заоконного вида на маниту). Ещё одной параллелью с Оруэллом можно назвать местный новояз, разнообразные слова-мутанты и, главное, старые слова с новым смыслом. Так, "кручина" - крутящаяся ручка на пульте, а не грусть-тоска, как вы могли подумать. Углубляться в языковые эксперименты автора не буду, коллеги по цеху уже всё об этом написали.

Стало быть, одна из тем книги - социальная антиутопическая фантастика с элементами злободневной сатиры, касательно дня сегодняшнего. Вторая тема, о которой стоит упомянуть - это "о тайнах женского сердца" и женской психологии. Тут Пелевин продолжает начатый ещё в "Чапаеве и Пустоте" разговор про женщин, если кто не помнит, то Пётр Пустота обидевшись на холодность Анны, рассказывал ей углублённый смысл выражения "все бабы - суки". Для продолжения этого разговора и более "глубокого анализа" женского поведения, кажущегося неадекватным для особей мужского пола, автор использует суру, принадлежащую главному герою. Он из тех, кто "любит погорячее" или, как в анекдоте, "в гамаке и в скафандре" - поэтому настроил свою суру на максимальное сучество и, одновременно с этим, максимальную духовность. Последствия у этого были, скажем так, не очень, хотя я бы не утверждал со всей категоричностью, что всё закончилось наихудшим образом. Теперь о женском поведении. Я понимаю, что многим девушкам и женщинам не понравится то, что написал автор, но, уверен, многие мужчины хлопнут себя по коленке и воскликнут, вот так Пелевин, вот так, сукин сын - всё так! Возражения принимаются, но хотелось бы адеквата (в первую очередь понимания иронии).

Ну, всё заканчиваю. Хотя мог бы ещё кучу всего написать, но надо и совесть иметь! Итак уже, наверное, никто читать не станет. Хотел добавить цитат, но увидел, что почти всё уже добавили, поэтому ограничился тем, что плюсанул (только 1 цитатку добавил).

Итого. Пожалуй, самый жесткий у автора, но, как всегда, чрезвычайно своевременный роман. И сам Пелевин - это несомненно наиболее интересный современный русскоязычный автор, который, как никто другой, умеет анализировать происходящее в настоящем времени - не впадая в субъективную конкретику, а путём целенаправленных художественных построений и сюжетных мистификаций - остаётся практически полностью в мистической отстранённости к происходящему, чего предлагает сделать и нам, но по отношению к собственной жизни и миру, в котором мы живём, со всеми его политиками, экономиками, деньгами, религиями и отношениями. С точки зрения Бесконечности - всё это не важнее полёта бабочки над цветком.

P.S.: спасибо, дядя Витя и творческих тебе узбеков успехов!
Всем, кто осилил этот текстовый айсберг, земной поклон!
Все книги Пелевина для меня - книги особого настроения, когда хочется познать неведомое, найти капусту в астрале и попить самогона на грозовых тучах. И рассказы, и полноценные романы уносят настолько, что мама не горюй. Особенно хорошо идут сказки про жизни в формате аудиокниги - создается ощущение, что ты встретил старого приятеля, сидишь с ним на кухне поздно ночью у гремящего холодильника, и он тебе про чудеса рассказывает. С привкусом грибов, но про чудеса.

В конкретном случае романа "S. N. U. F. F." ощущения были противоречивыми с самого начала и дальше лишь крепли и набирались силушки богатырской. С одной стороны, я очень и очень рада была услышать-увидеть столь знакомые нотки чуть безумного жизнеописания, которые присутствовали в первых произведениях автора. Одна жестокая ирония выдуманного мира чего стоит. Другое дело, что в этот раз сказка дяди Вити как бы и на старый лад, но вот не так цепляет. Где-то слишком чересчур, а где-то чего-то не хватает. В итоге общее настроение после прочтения/прослушивания сочетает в себе ощущение того, что тебя где-то обманули, а где-то просветили до уровней ангелов, и ностальгическую печаль по старым добрым временам, когда Чапай учил Петра Тишину мудрости великой.

//мое отдельное спасибо Сергею Чонишвили за создание отличной аудиокниги. Я говорю Пелевин - слушаю Чонишвили. Аз есмь правда сермяжная, отроки.
Огромное спасибо. Дослушал. Сергей Чонишвили - читает просто чрезвычайно, вообще выключаешься и погружаешься вместе с ним в книгу.
Ненавижу подобные мнения... Где берется конъюнктурное и прилепляется к тексту книги...
Ненавижу потому что и это мнение и вся нынешняя конъюнктура сгинут без следа через несколько лет, а книга ОСТАНЕТСЯ. Всяк норовит примазаться к гению хотя бы такими вот статейками.

Книга эта не о нынешнем времени ни о политике ни о чем таком в ней ничего нет, все это просто фон, антураж. Книга о женщине и мужчине, и о том что между ними есть, и может быть. Хотя эта тема сделана фоном, она главная, и на мой взгляд именно эта не объявленная война полов и есть результат всего что описано в книге, и всего что происходит в мире вообще.
Как кто то сказал, все болезни на земле от нервов, и от отсутствия ее... Кого ее? Регулярное естественно.
Все болезни мира от растущей неудовлетворенности и напряжения, от того что любовь заменена на барашки которые крутят на маниту, сучество, духовность и соблазн.
Накопившееся от всего этого нерастраченное, перекисшее с годами чувство чего то, чего не находится в мире, выплескивается во все что мы сейчас наблюдаем.
И Сура, не человек способный между тем на любовь как последняя надежда уставшего мужика.
Книга об этом. Об усталости, и безвыходности.