Попытка к бегству

Попытка к бегству

1962 г. / Повесть
Герои повести — звездолётчик, лингвист и историк — попадают на обитаемую планету. Радость от обнаружения братьев по разуму омрачается их общественным устройством. С одной стороны, очень хочется помочь страдающим, с другой — существуют правила Комиссии по контактам, предписывающие ничего не предпринимать.
Эта книга входит в цикл: История будущего
Озвучки
Попытка к бегству. Далекая радуга
Год издания: 2012 г.
Длительность: 9 часов 44 минуты
Исполнители: Владимир Левашев
Подробнее
Попытка к бегству
Год издания: 2009 г.
Длительность: 4 часа 8 минут
Исполнители: Эммануил Виторган
Подробнее
Попытка к бегству
Год издания: 2006 г.
Длительность: 4 часа 8 минут
Издатель: Вокруг света
Исполнители: Эммануил Виторган
Подробнее
Рецензии
Мы слишком мало думаем о Вселенной. Мы вовсе о ней не думаем. Вместо этого мы занимаемся кучей ненужных дел, например, пытаемся писать рецензии на любимые книги.
Эта книга меня сделала. На много-много процентов. Хотя была не просто не первой из книг Стругацких, прочитанных мной, а одной из последних. После нее я прочел только «Далекую радугу» и… перестал их читать. Вырос, наверное. Перестал «желать странного»? (ходячая фраза, которой мы обязаны именно этой повести)
Прежде чем начать писать, сунулся на фантлаб. Подивился, кому может быть нужна еще и моя рецензия, если есть развернутое обсуждение http://www.fantlab.ru/work554 , со всеми возможными точками зрения. Почитал-почитал и понял: ребята, вы все ничего не поняли. Один я, типа, умный. Рассказываю.
Для меня это книга не про глубокие философские проблемы развития цивилизации (есть десятки книг, где та же тема поднимается острее и/или глубже) и не про вопрос морального выбора (у Саида), а про два типа людей – Антон и Вадим – которых я воспринимаю не как большинство читателей – не в качестве представителей «стерильного» будущего («сущие дети, чистые и непуганые», ухитрился написать в отзыве кто-то, автоматически пропускающий при чтении описательные фрагменты: Антону было двадцать шесть лет, он давно уже работал звездолетчиком и повидал многое. Ему приходилось видеть, как становятся калеками, как
теряют друзей, как теряют веру в себя, как умирают, он сам терял друзей и сам умирал один на один с равнодушной тишиной), а как два подхода к жизни, существующие рядом с нами сейчас. Конечно, как почти всегда у Стругацких, характеры недописаны и не вполне психологически последовательны (я имею в виду литературное исполнение, т.к. можно художественно органично изобразить персонаж с полной башкой тараканов; а психологической непоследовательностью я бы назвал, если б в «Грозе» вместо Катерины утопилась Кабаниха). Но в рамках того, что авторам удалось сделать, пара удивительная.
Во-первых, Вадим, "символ счастья и веселья - структуральнейший лингвист", у которого в голове «сверкающая каша». Вот диалог восхитительный:
- Мне Саул нравится, - объявил он. - Он чудак с точкой зрения. И он восхитительно загадочен. Никогда в жизни я не слыхал такого загадочного бреда.
- А сколько раз ты вообще слышал бред?
- Это несущественно. Я читал.
Не слышал, но знаю. На все имею свою точку зрения. Оптимистично смотрю в радостно приветствующее меня будущее, не задумываясь о последствиях. Человек я при этом неплохой, даже хороший. Добрый, порядочный. Все меня любят. Только мой лучший друг – Антон – почему-то до самого конца мне не говорит, что наша эскапада будет стоить ему пилотского права и проблем с Комиссией по контактам.
Антон. У меня к этому образу та же претензия, что ко многим «представителям светлого будущего» у Стругацких и не только у них. Двадцать шесть лет, звездолетчик, видел, как умирают, и сам умирал. И наивно-коммунистические диалоги с пленником-дикарем. «Может быть, все-таки дать ему варенья». И рыбку съесть, и лапки не испачкать? Так нет, и так не будет. Ни через сто лет, ни через двести. Как-то неубедительно, тем более, что «уже два века существует комиссия по контактам», без решения которой ни один звездолетчик не сядет в кресло пилота. И этот же человек разрешает Саулу взять скорчер и палить по машинам? Не верю! – сказал бы Станиславский и был бы прав.
Но мое отношение к ПкБ в высшей степени субъективно. Наверное, играет «правило имен». Для меня это книга про Антона – пилота-звездолетчика. Наверное, потому что мы тезки. И потому что я тоже не знал бы, что делать, если бы вместо ни к чему не обязывающей отпускной охоты на тахорга в компании друга-раздолбая, оказался там, где нужно в одиночку принимать решения, последствия которых ты просчитать не можешь, хотя понимаешь, что они огромны. Когда ты вынужден выступать в качестве профессионала, оставаясь при этом «любителем». Когда нужно быть жестким и даже жестоким, а (коммунистическое) воспитание не позволяет. Я не представляю, что бы я делал. До сих пор не представляю. Наверное, тоже бы «мямлил».
У меня нет литературного дара. Я даже фанфика написать не умею. Да и не хочу. А вот если бы Господь Бог мне сказал: «Вот тебе, убогий, литературный талант, но ровно настолько, чтобы написать одно произведение», я бы написал один фанфик – продолжение для ПкБ. Чтобы они у Антона не отобрали лицензию, Галка его полюбила и было бы все хорошо. А сами Стругацкие после второй главки (про любовь) могли бы вообще ничего не писать и все равно остались бы великими. На сей банальности и закончу.
Лёгкое полушутейное начало повести сулит читателю столь же непринуждённое продолжение. Да и каких напрягов можно ждать от обыденного путешествия на планету-заповедник Пандору и от охоты на тахоргов? Так, лёгкая прогулка по девственным пандорианским джунглям со скорчерами наизготовку...
Однако реальность быстро приводит в чувство наших героев — молодых парней 22 и 26 лет от роду. Перво-наперво меняются их планы — про просьбе своего нового знакомого Саула Репнина, немолодого историка со специализацией по XX веку, их звездолёт направляется к звезде ЕН-сколько-то там. Да и какая разница, куда лететь во время отпуска, главное, чтобы приключений хватило на всех!
Однако уже в первые минуты после посадки на впервые посещаемую землянами планету приходит ошеломление — в непосредственной близости от корабля обнаруживаются тела людей. Мёртвые тела. Мёртвых людей. Простейший осмотр на месте говорит о том, что люди попросту замёрзли. И само собой получается так, что попытаться разобраться в сложившейся ситуации предстоит нашим героям — пилоту Антону, структуральному лингвисту Вадиму и историку Саулу...
Понятное дело, что эта книга читана-перечитана не единожды и не дважды, однако восприятие аудиоверсии этой небольшой повести несколько отличается от самостоятельного чтения. Прежде всего живыми и весьма профессиональными интонациями чтеца, Эммануила Виторгана. Колоритнейший голос актёра, его умения педалировать в нужных местах тембр и громкость доставляют слушателю истиное удовольствие.
Только что прочитал. Очень сильные впечатления. Стругацкие поднимают много вопросов. А еще так ярко описывают происходящее, что не по себе становится.
Резкий крик огласил котлован. Антон вздрогнул. Оглушительно взревел какой-то двигатель, раздался многоголосый жалобный вопль, и они увидели, как громоздкая, похожая на глубоководный танк машина со скрежетом закрутились на месте и вдруг поползла, опрокидывая другие механизмы, прямо на шеренгу людей. Из ее недр выкарабкивались и кубарем скатывались в истоптанный снег человеческие фигурки. Шеренга не шелохнулась.

Я содрогнулся.

Холодная планета, замерзающие люди, средневековое невежество. "Туристы" будто увидели, каким было население Земли много лет назад. Ах да, они же плохо помнят... А вот Саул, таинственный попутчик, помнит всё. Ибо он из такого ада вырвался, что... Ладно, больше не спойлерю.
С одной стороны - могли б вмешаться парни, типа перевоспитать местных жителей, попытаться установить свободу, равенство и братство. Как Максим Каммерер на Саракше. Только у любой медали две стороны. И у героических побуждений Мака Сима такие последствия были, что мама не горюй.
Мы можем перебить стражу, построить голых в колонну и прорваться через горы, сжечь сюзеренов и вассалов вместе с их замками и пышными титулами, и тогда города фарисеев превратятся в головешки, а вас поднимут на копья или, скорее всего, зарежут из-за угла, а в стране воцарится хаос, из которого вынырнут какие-нибудь саддукеи. Вот что мы можем.

Коммунизм - это прежде всего идея! И идея не простая. Ее выстрадали кровью! Ее не преподашь за пять лет на наглядных примерах. Вы обрушите изобилие на потомственного раба, на природного эгоиста. И знаете, что у вас получится? Либо ваша колония превратится в няньку при разжиревших бездельниках, у которых не будет ни малейшего стимула к деятельности, либо здесь найдется энергичный мерзавец, который с помощью ваших же глайдеров, скорчеров и других средств вышибет вас вон с этой планеты, а все изобилие подгребет себе под седалище, и вся история опять-таки двинется естественным путем.

Какова суть-то. Небольшая вроде бы повесть, но впечатлений не меньше, чем от какой-либо эпопеи.
А светлое коммунистическое будущее так и осталось в книжках фантастов. Увы.
Книга слушается на одном дыхании: Стругацкие да еще голосом Виторгана! Незабываемо.Всем рекомендую.
Яркий, красивый мир 22 века. Веселые, симпатичные люди. Двое молодых парней собираются... ну на пикник по-нашему. Отдохнуть, поохотиться, трофеями потом девушек поразить. Пикник, правда, на другой планете намечен, ну да это рядом, звездолет во дворе стоит, разрешение получено, отдых ждет! И вдруг появляется этот странный человек и просит отвезти его на необитаемую планету. Пожалуйста — отвезем. Во-первых, просьба чеовека, которому что-то НАДО, куда важнее космического пикника, на который ХОЧЕТСЯ. Да и приключение тоже. Интересно же — новая планета. Странный Саул ведет себя все так же странно, но по странностям этим мы узнаем человека 20 века. Как он попал в будущее — неважно. А вот как он с этим будущим контактирует — очень интересно, временами смешно, настолько за пару веков сместились очень многие обыденные понятия. Смех смолкает сразу после посадки на планету — рядом нашли трупы... И снова столкновение разных времен: ребята 22 века оказались очень неплохими профессионалами, каждый в своем деле, но психологию местных жителей (средневековье, рабство, тоталитаризм) понять они просто не в состоянии. Саул все понимает, его действия становятся уверенными — здесь он — профессионал, в этом мире жестокости. А аборигены не понимают ничего — просто какие-то непонятные люди, ЖЕЛАЮЩИЕ СТРАННОГО, появились возле их лагеря. Вот это определение — желающие странного — одно из главных преступлений в мире планеты Саула. За него поллагеря сидит. Не терпит диктатура инакомыслия. Хотя оно, это инакомыслие, есть, никуда от него не деться, всех в лагеря не пересажать. И еще один жуткий символ, отождествляемый на этой планете с самой властью — нескончаемый поток машин, запущенный загадочными Странниками по шоссе от одной громадной воронки до другой. Поток вечный, неостановимый, всесокрушающий.
Земляне отступили. Поняли, наконец, что их вмешательство ни к чему не приведет (например, освобожденные рабы их же чуть не побили — оказывается, их собирались отпустить, а теперь не отпустят), что усилия троих человек ничего на значат на целой планете, что они не профессоналы в деле Контакта, и так дров наломали. А вот смогут ли профессионалы помочь — сделать добрее рабовладельческое общество — это уже из повести не видно, но сомнения в этом остаются. Ребята 22 века возвращаются домой, готовые к наказанию за нарушение правил Контакта, но мечтающие работать по наведению порядке на Сауле, а пришелец из 20 века возвращается в свой век. Как? Это опять-таки неважно, просто попытался он сбежать от смерти в концлагере в мир будущего, и — вернулся... Сделал свой выбор: за то, чтобы у нас было такое будущее, надо умереть достойно.
Книга удивительно яркая — кажется, что сам побывал и на Земле 22 века и на Сауле, сам познакомился с ее героями, пережил с ними приключения, которые потрясли и запомнятся навсегда. И правда — помнятся... Уже 40 лет!