awards
1
Операция «Вирус»

Операция «Вирус»

Это — продолжение «Жука в муравейнике» Стругацких, прямо с той же строки, на которой «Жук» был закончен. Многое Вы узнаете из этой повести — кто такие «подкидыши» и как попал в будущее Саул Репнин, куда делось население Надежды и какова судьба Рады Гаал. А главное — что происходит в Островной Империи.
Озвучки
Операция "Вирус"
Год издания: 2010 г.
Длительность: 4 часа 35 минут
Исполнители: Сергей Чонишвили
Подробнее
Рецензии
Правильно сказал мудрец, что в одну реку нельзя войти дважды. А так хотелось. Еще раз заглянуть в тот мир, который так пленял когда-то. И в общем-то в первой трети повести даже удавалось себя обманывать. А потом наваждение исчезло. И остался среднего уровня текст. В котором авторы старательно разрядили все ружья, висящие по стенам романов Стругацких. Но даже подобия их атмосферы не создали. Событийная канва есть, а наполненности художественного произведения – нет. Кофетка ни с чем. Хотя, наверное грешно ругать людей, безусловно вдохновленных текстами мастеров и сделавших попытку поговорить на их языке . Другие и этого труда себе не дают, а наспех слепив что-то из разрозненных ошметков, оставшихся в их головах случайным образом, выдают это за АВТОРСКОЕ произведение, В таких случаях радуешься, что теперь есть читалки. Кроме заглавной повести в книге еще есть рассказы и публицистика.
Книга интересная. Начитка понравилась. Особенно динамичная манера. Но эта самая динамика обернулась недостатком. Чтобы врубиться в суть книги нельзя отвлекаться. Чуть вынул наушник - что-то упустил. Конечно это особеность более авторов, чем чтеца.

Но прослушав четверть книги, пришел к выводу, что её (книгу) нужно именно читать на бумаге, перечитывая, возвращаясь по тексту, пытаясь понять какие-то моменты, останавливаясь, чтобы вспомнить, как это было у Стругацких. Иначе будет ничего не понятно.

имхо конечно.
Слушаю "Операцию Вирус"
По стилистике и манере изложения действительно похоже как будто Стругацкие писали это продолжение "Жука в муравейнике"
На мой взгляд, динамично и захватывающе написано.

Прослушал на одном дыхании.
Просто нон-стоп. Драйв как у ранних Стругацких
Совершилось невозможное - неожиданно ожил классический фантастический персонаж Максима Камерера и снова встал вопрос спасения Земли от вмешательства пресловутых Странников, начались внедрения на Островную Империю, допросы, пытки, расстрелы. Шпионские интриги, Полилась кровь. И неожиданные повороты сюжета - мастерски приоткрылась завеса тайны Империи. Все как надо. Даже пока слушаешь и не встает вопрос - кто писал это.

Единственное сожаление осталось у меня после прослушивания - что неожиданно быстро закончилось повествование. Я бы слушал и слушал. Как будто Стругацкие оба в строю, снова молодые и верят в коммунистическое будущее, мир полудня. И пишут то самое продолжение которому, мне кажется, были бы рады все кто читал "Обитаемый остров" и "Жук в муравейнике".
Фабула этой повести ближе всех к той, что мы знаем о первоначальном замысле Стругацких. [2] Очевидно, для усиления такого эффекта авторы использовали тексты черновиков отдельных эпизодов романа. И они единственные, кто не использовал принцип «Нэ так всё было».
События романа разворачиваются с момента стрельбы Сикорски в хранилище Института Внеземных Культур, быстро переносятся на Саракш и столь же быстро развиваются дальше, вплоть до прибытия Камеррера на центральный остров Внутреннего круга Островной империи, где он обнаруживает островок Мира Полдня (с флайерами и кабинками нуль-Т).
В повести всё быстро. И от этого при чтении постепенно возникает ощущение, что перед нами не полноценное произведение, а, скорее, конспективный набросок чего-то значительно большего по объёму. Особенно очевидно это становится, когда понимаешь всю грандиозность замысла соавторов, попытавшихся в одной книге замкнуть как можно больше сюжетных линий Полуденного цикла и объяснить все странности и недомолвки остальных книг, для чего используется средство, давно ставшее универсальным — пресловутые Странники.
Не смотря на таких серьёзных помощников, сразу вспоминается поговорка о потенциальной возможности объять необъятное. Раздражает.
Описание государственного и политического устройства Островной империи дано настолько широкими мазками, что его просто нет. Нет абсолютно никаких объяснений, что и как обеспечивает существование столь сложной и оригинальной государственной структуры. Какой социальный механизм не позволяет весёлым ребяткам из Внешнего круга перебить на фиг хотя бы и жителей соседнего Среднего круга и, устроившись с комфортом в их уютных домишках, поразвлечься с местными бабами? Что им мешает, если они ни бога, ни чёрта не боятся? Непонятно. Не верю.
При более чем скромном объёме книги, когда повествование несётся «галопом по европам», с минимальным количеством деталей, оживляющих повествование и персонажи — диалогов, описаний и т.п. — при этом то и дело возникают якобы значимые сцены на развитие основного сюжета никак не влияющие. Зачем, например, сцена со встречей голованов на дороге? За что был убит командир Белой субмарины и зачем нам знать об этом? Абсолютной и полной загадкой для меня осталась причина, по которой в повествование была введена линия Саула Репнина.
Большинство персонажей Мира Полдня не вызывают никаких положительных эмоций. Они откровенно непрофессиональны, у них отталкивающая внешность, истеричное поведение. Максим в ходе расследования выглядит совсем не таким, каким мы привыкли видеть его в ЖВМ. Он брутален и напоминает, даже не хитрого и ловкого следователя а-ля Папаша Мюллер, а, скорее, героя второразрядного российского боевика, задёшево разводящего лохов. На себя самого остался похож только Айзек Бромберг — маска если не безумного, то странного учёного.
В общем, не просто «скучно», но «СКУЧНО!!!»
Утверждения о том, что авторы бережно и тщательно пытались копировать стиль АБС кажутся сильно преувеличенными. Более того, использованные отрывки самих Стругацких (о чём в одном из случаев авторы честно предупредили читателей) по моим субъективным ощущениям просто выпирают из всего написанного, критически отличаясь от остального текста. Нигде нет узнавания. Собственный стиль авторского дуэта сух и неярок.
Не обошлось и без ляпов, вроде: «Благо дорога все больше прямая, почти без виражей». Что за гоночные треки там в долине Голубой Змеи? Ну, а «эпик фейл» — чудесное спасение Максима при попытке переправится через пролив из Внешнего круга, достоин более подробного разбора.
«…слева, под водой, стремительно приближалось к катеру вытянутое фосфоресцирующее пятно, и Максим внезапно понял, что это такое, и рявкнул: «В воду!» — и сам оказался за бортом, и мощными гребками уходил все глубже, глубже, чтобы не достало осколками и взрывной волной Мощная попалась торпеда. Такой и Белую субмарину подорвать, как два пальца обос...». [3]
ИМХО, чем нырять, лучше оставаться в лодке — тогда охраняется хоть какая-то вероятность выжить.
Ха! Осколков Максим испугался. Конечно, соавторы могут и не знать, что осколки теряют убойную силу, буквально, через несколько сантиметров после падения в воду, а одним из самых эффективных методов борьбы с подводными диверсантами является гранатометание с подрывом на глубине. Но про то, как браконьеры глушат рыбу, они должны помнить. Хотя бы по фильму «Пёс Барбос и необычный кросс» Гайдая. Неужели не видели?
Нет, конечно, я всё помню: семь пуль в грудь, из них одна — в сердце, и всё такое. Но там упоминалось ещё, что если стрелять в голову… Так вот, в боевой части торпед десятки килограмм взрывчатки, и чем глубже погрузишься, тем сильнее будет гидродинамический удар. В голову, говорите? А вы видели, как разбивается яйцо?
Настоятельно рекомендую в следующем издании «глубже, глубже» заменить на «дальше, дальше» — это резко повышает шансы Максима выжить.
Всё это в пассиве. В активе «Операции…» только одно, но важное достоинство — по сравнению с иными, эта повесть очень короткая.
А в завершение, хочу поделиться наблюдением, вызвавшим моё немалое удивление.
Среди прочего в повести Верова-Минакова неожиданно проскакивает фраза, что «…базовые элементы конструкции излучателей не только самовосстанавливаются, но и самовоспроизводятся». На сюжет это практически никак не влияет, а физические принципы и причины этого явления совершенно непонятны, но авторами нигде не объясняются. Насколько я знаю, и у самих Стругацких тоже ничего подобного никогда не говорилось.
А вот в «Чёрной пешке» у Дмитрия Лукьянова значительная часть сюжета основана именно на этом явлении, а роман его выложен в сеть на год раньше. Странная такая коллизия. Но никаких выводов от меня не ждите, простая констатация факта.
----------------------------------------
UPD1: Обижается народ, мол, в плагиате обвиняю. Меж тем, следует обратить внимание на финальную фразу: «...никаких выводов от меня не ждите, простая констатация факта».
В данном случае, вместо упражнений в сомнительном остроумии с использованием обсценной лексики, наилучшим вариантом был бы публичный тычок моим носом в простое и однозначное объяснение обнаруженного странного факта. И у меня не оставалось бы иного выхода, кроме как публично же принести извинения авторам за то, что моя невнимательность, или недостаточная информированность привели к появлению малообоснованных и в корне ошибочных подозрений.
Но, хозяин — барин. На предложение ответом было молчание. А то, что и Лукьянов и Веров-Минаков использовали гипотезу Казакова, озвученную ещё в 1994 году в эссе «Полёт над гнездом лягушки» мне подсказал сам Лукьянов — у него в тексте романа есть ссылка.
Поэтому никаких извинений. В отзыв добавил пояснение.
----------------------------------------
UPD2: Касаемо линии Саула Репнина.
Коллега pitiriman поделился со мной ссылкой http://valera-curkan.livejournal.com/60924.html?thread=215804#t215804
Хорошо, что возникновение этой линии как-то обосновано и вроде бы лихо закручено. Но, поскольку повесть меня не совершенно заинтересовала, не возникло и желания распутывать все хитросплетения сюжета. Остальные могут воспользоваться.
Отзыв — часть обзора, размещённого в АК: http://fantlab.ru/blogarticle12751
Давным-давно, лет двадцать тому назад, когда еще стоял Советский Союз, когда жив был Аркадий Стругацкий, когда еще не было Фантлаба, а информацию о фантастике приходилось собирать по крохам из самых разных слухов, я прочел трилогию Стругацких и услышал о легендарном «Белом Ферзе», четвертой книге из цикла о Максиме Каммерере, действите которой происходит в загадочной Островной империи. Одни слухи рассказывали о том, что роман написан, но запрещен к изданию, другие — что братья только пишут эту книгу. Долгое время в числе произведений, которые я с нетерпением ждал, входил и загадочный «Белый Ферзь». И только много лет спустя стало ясно, что эта книга никогда не будет написана, а обрывки ее черновиков так никогда и не станут единым целым. Думаю, среди любителей фантастики есть немало людей, для которых невыход этого произведения стал своеобразной занозой, почти забытым, но все же досадным пробелом в списке прочитанного. Посему блестящий пиарщик Гусаков/Веров вместе со своим товарищем Минаковым попали в десятку, написав свой вариант истории приключений легендарного Мак Сима в Островной империи. Несмотря на не в основном негативные отзывы коллег, несмотря на не самые лучшие впечатления от других произведений Верова-Минакова, я просто не мог пройти мимо этой книги.
Увы, даже не питая слишком больших надежд по поводу повести, я все же остался разочарован. В очередной раз четко проявился традиционный недостаток Верова-Минакова. Авторы понимают, что они хотят написать, но не видят, как им это сделать. В повести есть несколько интересных идей. В первую очередь обращает внимание альтернативная версия, объясняющая наличие пресловутых «детонаторов». Достаточно интересна и попытка связать воедино несколько, казалось бы, совсем различных произведений братьев Стругацких, объяснив происходящее очередными кознями Странников.
Но, к сожалению, недостатков у произведения гораздо больше. Гипотеза, которая объясняет пресловутую тайну иероглифов и тайну личности Абалкина, оригинальна и интересна, но никак не выглядит безукоризненной. Описание деятельности Мак Сима в Островной империи, которого с таким нетерпением ждали читатели, и вовсе оказалось кратким конспектом Стругацких, изложенным не слишком склонными к фантазиям учениками. Не выдерживает никакой критики и психология людей Полдня, столь искаженно представленная Веровым и Минаковым. Изобразив Сикорски заурядным убийцей из спецслужбы, авторы упустили самую суть конфликта «Жука в муравейнике», конфликта порядочного человека, вынужденного совершать убийство своего товарища ради некой высшей цели.
С художественной точки зрения повесть тоже не блещет. Скупые описания, не самый удачный язык не катастрофичны сами по себе, но очень бледно смотрятся на фоне Стругацких. Не идет на пользу произведению и чрезмерная обрывочность повествования.
В одном из сборников «Время учеников» эта повесть смотрелась бы вполне органично, не слишком выделяясь на общем фоне в ту или иную сторону. Но чрезмерная рекламная шумиха вокруг нее и завышенные ожидания не пошли на пользу «Операции Вирус». Ну и окончательно добили меня навязчивая реклама Партенита, упомянутого в повести трижды, и прозрачные намеки в адрес отца Ющенко. Ну к чему это было впихнуто в повесть? Отсюда и невысокая общая оценка.