awards
4
Хомка

Хомка

В будущем у детей появляется новое развлечение – зверек хомка, которого можно выращивать в инкубаторе. Одна беда, живет он всего три недели, а потом превращается в шоколадку и детям приходится изготавливать новых хомок.
Эта книга входит в цикл: Майор Богдамир
Озвучки
Хомка и другие рассказы
Год издания: 2007 г.
Длительность: 6 часов 44 минуты
Издатель: Элитайл, СиДиКом
Исполнители: Дмитрий Урюпин, ...
Подробнее
Рецензии
Книга прочитана блестяще, а "Эпос хищника" - просто шедевр актёрского мастерства! Стопроцентное попадание в образ Глаи актрисы, её озвучившей. Браво!!!
Релизеру - большое спасибо.
Свирепая вещь.
Здравствуй, Лео, наш русский Паланик!
Несмотря на феерически блевотное послевкусие, рассказ полезный. Удовольствия от прочтения получить не удастся — он не для того написан, а вот подумать о соотношении ответственности и возможностей (в том числе неявных, «пиратских» возможностей) — вполне. Лично для меня очень любопытно вот что — понятно, в пространстве рассказа герои «не ведают, что творят». Но память-то никуда не денется. Вот через пару лет они дотумкают... Кстати, вероятно, что мальчик как-нибудь себе объяснит, почему так — было правильно, а вот дальнейшую судьбу девочки я себе представляю плохо.
и еще один аспект. Бесконтрольность как беспомощность. О, нет, «педагогического» контроля выше крыши. А вот слежения-бережения не видно.
Не только по этому рассказу, но и по творчеству Лео в целом ясно — с социальной точки зрения он никакой не фантаст, а самый что ни на есть очевидец и реалист. Вопрос, поставленный им в «Хомке», может и неочевиден с первого взгляда, но очень настойчив — почему мы не друзья нашим детям? Почему ребенок понесет свои беды соседу по парте, интернет-сообществу, дяде Васе, местному пушеру — кому угодно, но не нам? Барьер так высок и так плотен, что его перестаешь воспринимать — это уже не барьер, это край мира, НЕТ НИКАКИХ родителей (весёлой юной тети, старшего брата, дедушки) — ребенок предоставлен училке, техприспособлениям и своему одиночеству.
Может, и милосерднее отпустить из этого мира на досточке.
Кстати, абсолютно не понимаю, чем описанная ситуация отличается от аборта в десятом классе — эксперименты, энтузиазм, странные результаты, концы в воду. Разве что декорациями?..
После прочтения этого рассказа возникло чувство опустошенности и отрешения. Стало невероятно печально и весьма гадостно. Даже возник вопрос, для чего такое было написано? Потом я просто посидел и подумал и понял, что автор этим рассказом добился того чего хотел. Добился эмоций, чувств. Хотя и не оптимистических и совсем даже не положительных. Но ведь не всегда читатель берет в руки книгу для ощущения уюта во время чтения. И не всегда писатель будет сглаживать острые углы и заменять прямые слова и выражения их синонимами, если он чувствует в себе силы этого не делать. А так чаще всего у Леонида Каганова и бывает. За невероятно увлекательным содержанием скрывается порой очень даже насущная проблема, а стиль и язык автора такой, что целиком и полностью воспринимается разумом и сердцем и ни там, ни там не вызывает отторжения. Ни разу не спотыкается взгляд на корявом обороте, ни разу не возникает чувства, что вот здесь слишком уж всё гиперболизировано, а здесь слишком уж фантастические декорации и такого просто быть не может, поэтому никогда не будет. А порой наоборот, за наболевшей проблемой, за высказанным авторским решением этой проблемы скрывается часто захватывающая дух оригинальнейшая фантастическая идея. Примеров приводить не буду (например «Черная кровь Трансильвании»), потому что примеров таких много и каждый может что-то вспомнить. Это говорит о том, что писатель — настоящий инженер человеческих душ. А как писатель-фантаст он ещё и очень высоко поднял планку качества.
Поэтому рассказ «Хомка», это настоящая работа мастера. Каждое слово весомо, каждое действие персонажей вызывает мгновенную ассоциацию с повседневной жизнью. Всё в нем на своём месте. Поэтому вопроса, какую оценку заслуживает этот рассказ, у меня просто не возникло. Оценка высшая. Автор всего лишь краешком коснулся мира недалекого будущего, всего лишь в действиях и декорациях взаимоотношений школьников начальной школы. Но словно бы приоткрылась дверь, из которой внезапно пахнуло холодом и чем-то жутким. Конечно, если подойти ко всему этому постепенно, то всё будет правильно и повседневно. Но сейчас, из начала двадцать первого века всё описанное выглядит нечеловечески циничным. Словно стерлись поставленные творцом и природой границы и ограничители.
А концовка рассказа просто потрясающая. Наносит очень болезненный удар по нервам.
От рассказа немного оторопь берет. Что в нем не так? Да почти всё. Так и ждешь, что вот-вот, как в другом рассказе, дети откроют рты, а там — острые зубы...
Если рассказ про детей и маленьких зверюшек, то он будет либо о том, что зверюшек нельзя обижать, либо что взрослые зверюшек обижают, а дети — защищают. И очень часто такие истории бывают поучительны, трогательны. Но Каганов пошел чуть дальше: а что будет не со зверюшками, а с «людишками»? А что с ними может быть, если дети спокойно едят шоколадки, в которые превращаются их «маленькие друзья»?
Вот именно эти шоколадки, по-моему — суть истории. Отношение детей к смерти — вопрос невероятно сложный. После прочтения этого рассказа думаешь, что возможно, детям как раз следует понимать, что ужас смерти — в ее необратимости, и нужно поэтому как можно аккуратнее относиться к жизни.
Еще вспомнились торты и печенья в виде животных (и даже человечков...). Выглядят они, конечно, мило, и наверное, кондитеры так демонстрируют свое искусство, но вот есть маленькие головы и конечности... Лучше уж бесформенная, но не менее вкусная нашлепка из крэма.