awards
1
Мы

Мы

1920 г. / Роман

В романе Замятина в двадцать шестом веке жители Утопии настолько утратили свою индивидуальность, что различаются по номерам. Живут они в стеклянных домах (это написано еще до изобретения телевидения), что позволяет политической полиции, именуемой «Хранители», без труда надзирать за ними. Все носят одинаковую униформу и обычно друг к другу обращаются либо как «нумер такой-то», либо «юнифа» (униформа). Питаются искусственной пищей и в час отдыха маршируют по четверо в ряд под звуки гимна Единого Государства, льющиеся из репродукторов. В положенный перерыв им позволено на час (известный как «сексуальный час») опустить шторы своих стеклянных жилищ. Брак, конечно, упразднен, но сексуальная жизнь не представляется вовсе уж беспорядочной. Для любовных утех каждый имеет нечто вроде чековой книжки с розовыми билетами, и партнер, с которым проведен один из назначенных сексчасов, подписывает корешок талона. Во главе Единого Государства стоит некто, именуемый Благодетелем, которого ежегодно переизбирают всем населением, как правило, единогласно. Руководящий принцип Государства состоит в том, что счастье и свобода несовместимы. Человек был счастлив в саду Эдема, но в безрассудстве своем потребовал свободы и был изгнан в пустыню. Ныне Единое Государство вновь даровало ему счастье, лишив свободы.

Озвучки
Мы
Год издания: 2011 г.
Длительность: 7 часов 14 минут
Издатель: 1C Библиотека
Исполнители: Денис Некрасов
Подробнее
Мы
Год издания: 2007 г.
Длительность: 7 часов 14 минут
Издатель: ИДДК, Бизнессофт
Подробнее
Мы
Год издания: 2006 г.
Длительность: 7 часов 48 минут
Издатель: 1C Библиотека
Подробнее
Мы
Год издания: 2004 г.
Длительность: 7 часов 50 минут
Издатель: МедиаКнига
Подробнее
Мы
Год издания: 2004 г.
Длительность: 7 часов 46 минут
Издатель: Студия АРДИС
Исполнители: Вячеслав Герасимов
Подробнее
Мы
Год издания: 2004 г.
Длительность: 7 часов 50 минут
Издатель: МедиаКнига
Подробнее
Мы
Год издания: 1993 г.
Длительность: 2 часа 15 минут
Исполнители: Андрей Толубеев, ...
Подробнее
Рецензии
"Мы"-это общество в котором жестка ограничена личность, все как один, каждый выполняет сою роль и не должен задумываться о ней. Один человек в мире будущего ничего не стоит и его очень просто заменить, личность забыта и о ней вспоминает горстка храбрецов не согласные отдавать свою душу все поглощающей системе- это и есть двадцать девятый век... Главный герой романа D-503( у людей забрали имена), попадает на распутье между устоявшимся образом жизни и новым совершено ему не известным миром чувств... Выбор вот главная идея романа с можем ли мы создать правильное будущее или же станем пустой оболочкой, напоминающей человека.
Замятин также добавил в роман сатиры и настоящую историю любви, безусловно печальный конец делает роман настоящим шедевром- который повлиял на многих фантастов...
Мы
Евгений Замятин
Потому что слог. Стиль. Вера и безысходность. Стремления и разбитые надежды. Даже не разбитые, а просто их исчезновение. Так-лучше. для всех нас. Просто решили и всё.
люди, которые позволяют себе сравнивать Мы с «1984», с «О дивный новый мир» или «451 градус по Фаренгейту» и как результат сравнения — высказывают, что «Мы» — «слабенький» показывают себя... ээээ... профанами, в каком-то смысле. «Мы» написан раньше их всех. Причем не на год и не на два, а на 20 и более лет. Для сравнения «1984» Оруэлла — в 1948м, «О дивный новый мир» — в 1934, «451 градус...» Брэдбери — в 1953 году. Почувствовали разницу?!
Теперь если посмотреть внимательнее на дату (1920) роман был написан через несколько лет после победы красных в революции — т.е. изображенное в романе самый что ни на есть прогноз возможного будущего. Я не читал «Утопию», но мне представляется что шаг автора к «Мы» гораздо более значим, нежели шаги Оруэлла, Хаксли и Бредбери от «Мы» к их антиутопиям. Я первой читал книгу Брэдбери и считал до некоторых пор шедевром, но после романа «Мы» понял, что Брэдбери всего лишь достойный ученик.
Итак, Замятин очень хорош. Однако, я представляю почему его книга настолько спорна, что одни ее искусственно принижают, игнорируют, другие (и я в том числе) — превозносят. Замятин смог показать мир Логики. Он это сумел сделать так, как только и можно показать мир логики (смотрите выше статистику языка — низкий словарный запас и пр. пр.). Мир логики он таков, мир формул математики. И глядя на героев Замятина видишь в них настоящие машины, живые компьютеры, — то что в раннесоветский, постреволюционный период мне кажется даже трудно было себе представить. Замятин не только представил, но и передал. С опережением в будущее. Таким образом, что идея его стала актуальной только через 15-20 лет, когда и стали появляться отклики в лице Брэдбери, Хаксли, Оруэлла.
Мне повезло с этой книгой еще и потому, что я ее слушал в аудиоварианте в исполнении замечательного артиста, поэтому она проникла в меня до последней капли. Книга глубока, книга многослойна, но главное ее достоинство — невероятная для 1920 года точность представления людей-машин, нечеловеческих людей, т.е. то, что для нас сейчас благодаря тысячам фант.произведений стало обыденностью. Глубина идей охватывает политический и социальный строй разных эпох до предполагаемого автором коммунизма, но в эту же вереницу вплетена христианская религия, в которой найдены те же черты тоталитаризма.
Конец книги... идеален.
Дело в том, что на протяжении всего романа машиночеловек D503 становится настоящим, чувствующим эмоциональным человеком, таким образом — в центре романа драматизм преобразования личности в иррациональную, т.е. нормальную для нас с вами. Но Замятин делает следующий шаг, чтобы показать весь ужас творящегося он одним росчерком пера, двумя абзацами превращает этого сформировавшегося живого человека обратно в машину, способную холодно, даже с некоторым удовольствием описывать, как пытают и убивают тех, кого он любил. Кстати, о победе революционеров в книге и речи нет, поскольку горожане успешно сопротивляются атакам людей из-за стены, т.е. можно даже предположить, что в Городе как было, так все и останется. Однако, роман и не пронизан безысходностью: героиня O с ребенком главного героя живут где-то снаружи, за Стеной и, наверное, счастливы.
В независимости от того, любите вы фантастику или нет, любите утопиии и антиутопии или нет, понравится вам книга или нет, прочитать ее стоит. Эта книга не для развлечения, а для того, чтобы немного расширить свой кругозор и понимание мира. Роман не уступает, а по мне так даже превосходит «Мастера и Маргариту»
После разрушительной двухсотлетней войны погибает 98% процентов населения Земли. Оставшиеся люди, жертвуя своей личной свободой и индивидуальностью, создают Единое государство — оплот порядка, единения и равенства. Шиллер сказал: «Любовь и голод правят миром». Основатели Единого государства покорили этих владык: голод — нефтяной пищей, любовь — розовыми билетами. Все в этом городе рационально и математически точно, множество домов ограничено Зеленой стеной от хаоса окружающего иррационального мира, а сами дома — матрицы из стекла, где каждый элемент, каждый нумер, навиду в своей ячейке.
Главный герой романа, Д-503, инженер, просто счастлив, живя посреди этого математического тождества. Скоро должен состояться запуск Интеграла — первого космического корабля Единого государства. Первым его грузом должны стать поэмы и манифесты о красоте Единого государства, поэтому Д-503 начинает вести свой дневник для описания «математически совершенной жизни Единого государства».
Так начинается роман «Мы» — роман, который, на мой взгляд, является одной из самых лучших антиутопий 20 века.
Автор рисует, на мой взгляд, эталонную модель тоталитарного общества. Показывается деспотия во всей её красоте, но не гротескная, не всеобъемлющая, а более человечная, чем, скажем, у Бредбери. Литература не запрещена, она контролируется. Выборы — есть, да, итог известен заранее, но они есть. Свободное время есть, и как показывает автор романа, граждане могут использовать его не только для праздных прогулок по одноликим улицам города.
Граждан больных «фантазией» не забирает сразу отряд хранителей, напротив, ему дают справку о временной нетрудоспособности и время для излечения.
Следует отметить, что изначально люди сами устанавливают этот режим, стеной они огораживаются от последствий двухсолетней войны. Лишение индивидуальности человека, введение однообразных юниф, розовые билеты — это другой шаг, сделанный во «благо» всех людей, это попытка побороть давнейших грех человечества — зависть. А стеклянные дома? Уж ни к подобным ли мерам идут сейчас, всё громче обсуждая меры противодействия терроризму? Не правда ли, как все грамотно и логически обоснованно? Главный герой не просто слепо верит в волю Благодетеля, он сам логически оправдывает все ограничения и несвободы.
И что самое главное, всё сказанное автором ещё возможно. Подобное общество — это окончательное вытеснение биологической составляющей человечества, замещения биологического Я социальным Мы. «Я уверен — мы победим. Потому что разум должен победить».
Этот роман показался вам скучным? А может быть неправдоподобным, «изжившим себя после распада СССР»? Хорошо, правильно, будущего не стоит бояться...
Вы любитель математики и точных наук вообще? Вы руководствуетесь логикой при принятии решений и напрочь отбрасываете эмоции? Вы ставите интегральное «мы» выше дифференциального «я»? Если да, тогда этот роман для вас. Если нет, то он вам вряд ли понравится. Я, каждый раз отрываясь от книги, чувствовал себя эмоционально истощенным — такой эмоциональный поток смог передать Замятин словами главного героя.
На дворе двадцать шестой век. Утратившие индивидуальность люди, различаются по номерам. Они живут в стеклянных домах под неусыпным надзором политической полиции. Их жизнь, заключенная в уравнениях, логически счастлива. Они обеспечены, сыты едой из нефтепродуктов, уверены в завтрашнем дне. Знаете, счастье у Замятина вышло неоднозначное: правильное, равностороннее, прозрачное; но и бездушное. В этом стерильном мире не место эмоциям.
Институт брака, упразднен, но сексуальная жизнь не представляется вовсе уж беспорядочной (вспомним хотя бы «О дивный новый мир» Хаксли). Для любовных утех каждый имеет нечто вроде чековой книжки с розовыми билетами на конкретное время и на конкретный номер (человека). И только на время плотских утех разрешается опустить шторы в стеклянных домах.
Жизнь идет по расписанию. Расписанием и правилами регламентируется абсолютно все. Вплоть до количества жевательных движений для порции еды. Поскольку расписания нужно придерживаться неукоснительно никто не засоряет себе голову «ненужными» мыслями — ну нет такого пункта в расписании, предписывающего часы для размышлений. Так люди избежали избежали, порождаемых любовью, фантазией, конфликтов.
В этом математическом мире Замятина нет свободы. Свобода и счастье несовместимы. Каждый выполняет свою функцию неукоснительно. Личному мнению здесь места нет. Из года в год, в день Единогласия номера выбирают одного и того же правителя (Благодетеля), а все несогласные взойдут по ступеням Машины Благодетеля. В общем, Замятин мастерски раскрыл темную сторону тоталитарных режимов: жертвенность, обожествление вождя, у которого жестокость есть самоцелью (любовь к человечеству — непременно бесчеловечна) и т.д. Недаром этот роман был запрещен у нас. Хотя роман был написан до сталинского режима, он похож на его сатиру. Пророчество? Автор ни разу не показывает своего отношения к созданному им миру. Его позиция ясна для вдумчивого читателя и так. Ведь созданный им «рай» обладает многими характеристиками «ада».
Но и в этом раю нашлись свои согрешившие Адам (Д-503) и Ева (I-330). На сияющем стеклянном многограннике Счастья образовалось пятнышко — любовь. Но разве сможет любовь, которая не знает, что такое логика и числа выстоять в этом мире абсолюта? Ответ и так ясен. Но высказанная I-330 мысль , не позволяет считать финал романа трагическим: «революции бесконечны».
Язык повествования предельно прост, а термины знакомы еще со школьной скамьи. Роман изобилует математическими метафорами — вот это и поразило более всего: с помощью терминов точной науки так передать мысли и эмоции! Стиль настолько нестандартен, что сразу к нему сложно привыкнуть. Сюжет подается в виде конспекта главного героя — он же, фактически, дневник.
Любите вы антиутопии или нет, но эту книгу прочесть стоит. Но она не для развлечения. Чтение этого романа вполне можно сравнить с решением уравнений. Отличный сюжет, опередивший свое время, нестандартный стиль: поэзия математики и красота чисел — этот роман является одной из лучших антиутопий. Его так и хочется растащить на цитаты — много таких произведений?