Озвучки
Одиссея
Год издания: 2012 г.
Длительность: 2 часа
Издатель: ИДДК
Подробнее
Одиссея
Год издания: 2012 г.
Длительность: 15 часов 27 минут
Издатель: МедиаКнига
Исполнители: Иван Литвинов
Подробнее
Одиссея
Год издания: 2006 г.
Длительность: 15 часов 27 минут
Исполнители: Иван Литвинов
Подробнее
Одиссея
Год издания: 2005 г.
Длительность: 17 часов 14 минут
Издатель: Студия АРДИС
Подробнее
ЭТА КНИГА ВХОДИТ В ЦИКЛ: Эпический цик
Рецензии
«Муза, скажи мне о том многоопытном муже, который долго скитался...» Расскажи нам о человеке, именем которого уже три тысячи лет нарекают любое долгое странствие в поисках дороги домой, любое путешествие в поисках открытий, идей, предназначения. Расскажи о воине, хитрость которого стала причиной разрушения великого Илиона, о царе Итаки, оставившем свой народ на долгие двадцать лет, о путешественнике, гостившем у богов и полубогов, побывавшем в самых отдаленных уголках Ойкемены, о рассказчике волшебных историй. Расскажи нам, Муза, правдивую историю Одиссея, сына Лаэрта — мужа Пенелопы и отца Телемаха.
«Одиссея» — это не мрачная история кровавой войны, противостояния героев, с бесконечным перечислением имен убитых. Как будто фантазия и воображение Гомера, наконец, вырвались на свободу и, более не стиснутые рамками традиций, понеслись по самым дальним уголкам известного мира, переплетая реальные страны и народы, мифические создания, древние страхи и верования. Здесь более сложный сюжет: мы то оказываемся в обществе самого Одиссея — томимся в плену у Калипсо или слушаем его рассказы во дворце Алкиноя, то переносимся на Итаку, где Пенелопа и Телемах пытаются противостоять любителям чужого добра.
«Одиссея» исключительно динамичная история, ведь именно таким должен быть рассказ о самом грандиозном путешествии Древнего Мира. За десять лет странствий что только не приключилось с Одиссеем: встреча с циклопом, ссоры и примирение с богами, потеря товарищей, волшебные превращения, посещение Мира Мертвых. И всем этим скитаниям сопутствует настоящее волшебство — запертые ветры Эола, ужасающие колдовские бури, различные превращения, тогда как «Илиада» была жестоко реалистична. Такой контраст: вот реальная, несущая смерть война, а вот волшебный Мир, полная чудес Жизнь...
Но всё же главное — такая притягательная личность самого Одиссея, готового бороться за своё счастье человека и не склоняющегося перед богами, дороже благ Высших сил ценящего такие понятные для нас вещи — любовь и дружбу, семью и родину.
Так что, расскажи нам, Муза, еще раз бессмертную историю, сказку странствий. Она никогда не надоест, пока отправляются в путь за подвигами и открытиями бесстрашные и упорные Одиссеи. Пока продолжают слушать твой рассказ, они обязательно найдут дорогу домой, а родные и любимые не устанут ждать их возвращения.
После героической и торжественной, возвышенной «Илиады» вторая поэма Гомера воспринимается с некоторым трудом, так, словно медаль повернули обратной стороной. Как известно, «Одиссея» сюжетно может быть разделена на три части: путешествие Телемаха, рассказы у царя феакийцев Алкиноя, месть Одиссея женихам. Из этих трех частей только вторая представляет особый интерес в беллетристическом смысле для современного среднего читателя. Действительно, многим еще с детства запоминаются приключения Одиссея в пещере циклопа, остров сладкоголосых сирен, чудовищные Харибда и Сцилла. Приятно читать про мифических лотофагов и лестригонов, быков Гелиоса и т.д. Одним из лучших эпизодов поэмы является также разговор Одиссея с душами у врат Аида. Но эти фантастические перипетии занимают в поэме не так уж много места. И путешествие Телемаха к Менелаю не представляет, на мой взгляд, какого-то особого интереса, это как бы вспомогательная линия действия. Именно месть Одиссея является лейтмотивом всей поэмы. Точнее, речь идет не только о мести, но о возвращении Одиссея на свое законное место «царя», т.е. восстановлении справедливости и надлежащего порядка. У меня даже мелькала мысль, хотя едва ли такая интерпретация Гомера правомочна, что все свои чудесные приключения хитроумный Одиссей просто выдумал, дабы умилостивить Алкиноя. Несмотря на смертельные опасности, немало забот Одиссей посвятил и тому, чтобы не возвратиться после своего длительного странствия по миру домой с пустыми руками. А возвратившись на Итаку, Одиссей вовсе не стал, подобно Афанасию Никитину, как-то шире смотреть на вещи, на всё бытие. Нет, единственная его цель – сделать всё как было, и утолить свой гнев. Если Ахилл в «Илиаде» свирепствует в ярости, то Одиссей здесь старается быть как можно более хладнокровным. Для достижения своей цели он, если понадобится, готов придушить и старушку Евриклею, бывшую свою кормилицу. Ну а та, в свою очередь, выражает готовность донести на неугодных служанок. Сцена короткая, но крайне информативная в плане психологической характеристики её участников. При этом, правда, нельзя сказать, что сам Гомер полностью одобряет одиссеевы зверства. Однако, не изменяя себе, он живописует весьма красочно (само собой разумеется) повешенье рабынь Телемахом:
«Там, как дрозды длиннокрылые или как голуби, в сети
Целою стаей — летя на ночлег свой — попавшие (в тесных
Петлях трепещут они, и ночлег им становится гробом),
Все на канате они голова с головою повисли;
Петлями шею стянули у каждой; и смерть их постигла
Скоро: немного подергав ногами, все разом утихли».
Сравнение повешенных с пойманными голубями – есть в этом что-то варварски наивное. И то сказать, Телемах – «добродетельный» и «благородный» юноша, едва перешедший за двадцатилетний рубеж и нигде пока не воевавший, занимается этим палачеством, да еще массовым убийством безоружных, в основном, людей. Такая вот мужская инициация… Постоянная и неотступная внутренняя этическая оценка героев во время чтения мешает, пожалуй, восприятию Гомера как выдающегося художника слова. Между тем, одна из сторон гениальности Гомера в том и состоит, конечно, что он «сохранил в своих поэмах биение современной ему жизни», как написано в аннотации к одному из нынешних изданий. Одиссей поступает как истинный язычник (а не какой-нибудь придуманный «волкодав»), как человек своей эпохи — эпохи разложения общинно-родового строя и перехода его в рабовладельческую формацию. Собственно говоря, он противоречивая (живая!) фигура. Если уж совсем упрощать, то одиссееву нравственность можно выразить и такими словами: «Добро – это если я краду баранов соседа, зло — наоборот». С другой стороны, Одиссей искренне любит своих жену и сына, отца (иначе, едва ли он покинул бы остров Калипсо, отказавшись от бессмертия), готов рисковать жизнью ради товарищей. Любопытную характеристику дает Одиссею знаток античности А.Ф. Лосев: «Итак, Одиссей у Гомера – глубочайший патриот, храбрейший воин, величайший страдалец, тончайший дипломат, мудрейший и искуснейший оратор, купец, предприниматель и расчетливейший хозяин, герой, доходящий до самохвальства, изворотливый авантюрист, женолюб, чувствительный и слезоточивый человек интимных переживаний, делец и пройдоха, прекрасный семьянин и жестокий палач». Вся вина несчастных служанок-рабынь заключается в том, что они совершили «развратные действия» со свободными мужчинами. Казалось бы, кому от этого вред? Но по меркам Одиссея они совершили гнусное предательство (царя, рода). Надо признать, что за последние три тысячи лет человечество (по крайней мере, какая-то его часть) значительно продвинулось по пути социального самосознания и толерантности (а равно и по пути зверств). Впрочем, критика Гомера с религиозно-этических позиций началась, согласно А.Ф. Лосеву, уже с VI в. до н. э.
Я бы сказал, что «быт» в «Одиссее» явно превалирует над героикой, мифологией и откровенной фантастикой. Это кладезь древней европейской этнографии, истории общественно-политических отношений (независимо от перевода). Не зря на эту тему написаны десятки объемистых томов. «Илиада» наполнена деяниями, «Одиссея» — делами и делишками; эпос приобретает черты поэзии. Если «Илиаду» приятно и, может быть, даже предпочтительно не читать, а слушать, то «Одиссею», по большей части, хочется неспешно перелистывать, углубляясь в комментарии. Тогда-то и можно не столько осознать и сформулировать (что не просто), сколько прочувствовать связь между эпохой Одиссея и днем сегодняшним. Все мы находимся на одной и той же «реке времени»; связь эту олицетворяет, в том числе, и гомеровский эпос. Ведь в самой поэтической манере Гомера самобытно переплетаются эмоциональная вовлеченность в повествование, характерная для очевидца событий, и рефлексия, свойственная уже как бы автору исторического романа, оценивающего эти события в перспективе. Что же касается рефлексии читателя, то, несомненно, «Одиссея», как и «Илиада» — мощнейший её источник.
ЕСЛИ ВАМ ПОНРАВИЛАСЬ ЭТА КНИГА, НЕ ПРОПУСТИТЕ: