Пища богов

Пища богов

Изобретено вещество, которое при приеме позволяет резко увеличить рост ребенка. И скоро на Земле появляется новая раса — людей-великанов...
Озвучки
Пища богов
Год издания: 2009 г.
Длительность: 13 часов
Издатель: МедиаКнига
Исполнители: Михаил Поздняков
Подробнее
Герберт Уэллс. Лучшие романы
Год издания: 2005 г.
Длительность: 28 часов 13 минут
Исполнители: Николай Козий
Подробнее
Дверь в стене. Пища богов
Год издания: 2004 г.
Длительность: 9 часов 16 минут
Исполнители: Евгений Кочергин
Подробнее
Рецензии
Книга повествует об изобретении ученых Бенсингтона и Редвуда. Они создали особую субстанцию, содействующую быстрому росту живых организмов, превращению людей в гигантов. Дети-титаны оказываются в трагическом положении, хотя они и «чувствуют в себе необъятные силы для великих дел». Научное открытие оборачивается бедствием. Уэллс, как и во многих своих произведениях, выявляет неразрешимое противоречие между идеями и существующими в мире порядком вещей.
и в фантастике поднимают множество острых, даже болезненных тем: последствия быстрого развития науки, людская жестокость, родительская безаппеляционная любовь. и все это на фоне отличного сюжета - Уэллс настоящий гений.
Да нет же. Речь тут не о гигантизме вовсе. Для Уэллса важно, что мысли становятся новыми, изменяется психология людей, а размер лишь подчёркивает отличие от устаревших моральных карликов.
Не даром деревенский паренёк без образования восклицает: «Думают, сам я огромный, а душонка во мне цыплячья!» и всё время размышляет о мире и о своём месте в нём. Принцесса, отринувшая дворцовые условности ради любимого, готовая рискнуть жизнью. Братья Коссары, постоянно изобретающии, мечтающие сделать мир лучше, задаром устроить жизнь малявок, чтобы только тем было хорошо. Все они люди без корысти, с новым мировоззрением, чище и честнее. Великаны Человеческого Духа. И противостоящий им Кейтэрем, борющийся не за правду, а за власть и победу (не важно какую и над чем, лишь бы была победа), подбадривающий себя наркотиками, жалкий, больной и убогий карлик.
« — Ибо величие не только в нас, не только в Пище, но и в сущности всех вещей! Оно заключено в природе всего сущего; оно – часть пространства и времени. Расти, всегда расти, с первого и до последнего часа – таково Бытие, таков закон жизни. Иного закона нет!
— А помогать другим?
— Помогать расти, идти вперёд. Это значит, мы и сами растём. Если мы не помогаем им остаться ничтожествами…»
Вот почему человеку нужен Космос. Вот для чего прогресс. Отличный роман о конфликте старого и нового.
«Бесконечная борьба. Бесконечные раздоры. Такова жизнь. Великое и малое не могут найти общий язык. Но в каждом вновь родившимся человеке дремлет зерно величия, дремлет – и дожидается Пищи».
Да, книга о величии человеческого духа, но еще и о невымирающих авантюристах с дипломами. В 1904 ими двигала чистая любовь к науке, в наши дни — стремление заработать. Легче от этого не стало. Итак, ученые решили осчастливить человечество Пищей богов, не подумав о последствиях. Вернее, один ни о чем не думает, другой сомневается, но не может остановить эксперимент на полпути, третий делает карьеру, четвертый сознательно стремится изменить мир. И ведь люди-то, в общем, хорошие, и хотели как лучше. А получилась гигантская крапива, гигантские крысы, осы, пауки, жуки, тараканы и все в том же духе. На современном языке это называется экологической катастрофой. Но ученые, конечно, не виноваты. Виноват фермер, которому поручили кормить Пищей экспериментальных цыплят.
Уэллс с его оптимизмом и уважением к науке не мог закончить на этой ноте. Новый мир проявляет свою светлую сторону. Люди-гиганты действительно великолепны. Одна из лучших утопий Уэллса. Это пока их несколько десятков. Легко представить, что станет с планетой, когда в гигантов превратятся все два миллиарда жителей Земли, как об этом мечтает Редвуд-младший. Утопии, во всяком случае, не будет. Но еще страшнее альтернатива — сотня гигантов строит свою Утопию, а два миллиарда гибнут в джунглях нового мира.
Мир, который хотят создать гиганты, прекрасен. Но ничего из него не получится, если в основе процесса лежит тотальное разрушение. И остается вопрос, актуальный и сегодня — как еще успеют изуродовать нашу планету маленькие экспериментаторы.
Очень понравились рассказы и чтец. Сам читать не осилил, а слушал с большим удовольствием - спасибо.
Понял, что Герберт Уэллс - действительно ГЕНИЙ!
Действительно очень хорошая книга. Интересная, захватывающая... Но... Категорически не согласен с автором. Я бы был на стороне людей. Нет ну представьте, живет цивилизация, развивается, да - не всегда хорошо, да - с проблемами, да - с перекосами. Но это наша жизнь и наше развитие. И тут из-за трех фанатично-безответственных (хотя и гениальных) людей, оказывается, что мы должны исчезнуть, вымереть, уступив свободное место людям-титанам? Да с чего бы вдруг? Столько пафоса, столько громких слов.. А чем собственно титаны, собравшиеся уничтожить человечество лучше людей, которые хотят спасти себя и детей? Особенно "весело" читать, что они собрались распылять гераклеофорбию над городами... Как будто они и не в курсе, что после первой же дозы дети станут зависимыми, а без регулярного приема (чего и не будет), они все обречены на мучительную смерть... Будущее человечество говорите? Спасибо, не надо такого будущего, я лучше в прошлом побуду. В нашем маааленьком, глупом, пигмейском, но таком Великом прошлом...
Все-таки бывают люди-титаны. Казалось бы все просто, возьми за основу фантастическое допущение, ранее зачастую уже встречавшееся, скажем в мифологии, поставь на рельсы современности, чтобы ближе было читателям, чтобы ощущалось, что вдруг за окном того гляди высадятся марсиане, или вырастет гигантская крапива, опиши все это неплохим языком, чуток разверни вглубь, как сие безобразие на простых гражданах скажется, и что будут творить власти (навряд ли что-то хорошее и правильное, ибо в общем-то что лучше всего умеют делать профессиональные политики при демократической системе? Вестимо, не управлять, а добиваться голосов избирателей голосами сирен и другими вполне известными методами), ну и главное – окажись в сем описании скорее социальных последствий возможных чудес, нежели подлинно научных предположений о возможном будущем, пионером, первопроходцем, и попадешь в число тех, кто пусть не меда поэзии отведал, но некоего иного откровения, «амброзии» вдохновения идей, ежели угодно будет так окрестить. И тут уже не приходится выбирать, жить ли в новом мире или прозябать пигмеями – почти раскольниковский выходит вопрос, но понятное дело с иным, англосаксонским, убежденным стремлением к движению вперед.