awards
3
Выбраковка

Выбраковка

1999 г. / Роман
В этой стране больше нет преступности и нищеты. Ее столица — самый безопасный город мира. Здесь не бросают окурки мимо урны, моют тротуары с мылом, а пьяных развозит по домам Служба Доставки. Московский воздух безупречно чист, у каждого есть работа, доллар стоит шестьдесят копеек. За каких-то пять-семь лет Славянский Союз построил «экономическое чудо», добившись настоящего процветания. Спросите любого здесь, счастлив ли он, и вам ответят «да!». Ответят честно.
Озвучки
Выбраковка
Год издания: 2005 г.
Длительность: 11 часов 13 минут
Издатель: Элитайл, СиДиКом
Исполнители: Евгений Терновский, ...
Подробнее
Рецензии
Долго я раскачивалась, чтобы писать рецензию на данную книгу. Во-первых, я не читаю современных русских авторов. Принципиально. Во-вторых, тематика совершенно не моя. Но раз порекомендовали - пришлось.
Автор занятно выстраивает текст своего произведения - с предисловием из почти столетнего будущего, в котором книгу разбирают по косточкам и всячески критикуют тамошние ученые-историки. Первые страниц 20 ушли под эти присказки, да и последние 30 - под псевдокомментарии и "исторические" справки.
Вот только мне от этого интересней читать как-то не стало совершенно.
Теперь о сюжете. Большая его часть понятна уже из аннотации - альтернативное будущее России, где всех воров-убийц-насильников "бракуют" - убивают либо ссылают в лагеря. Оттуда и дешевая рабочая сила, поднимающая экономику страны, и порядок на улицах, которые теперь только что не блестят от усилий уборщиков, и скучающая милиция, которой нечем заниматься.
Но вот постепенно и Выбраковке - людям, браковавшим преступников - заниматься становится нечем. Некого больше браковать.
И главный герой, Пэ Гусев, подозревает, что браковать-то скоро будут их самих... Нелюдей, монстров, не могущих больше жить без убийств.
Имена в книге меня, кстати, совершенно убивали. Полиграф Полиграфович, Мирза Мирзоевич, тот же Пэ Гусев, на поверку оказавшийся Павлом.... А фамилии? Гусев, Лебедев, Птицин, Мышкин, Мурашкин... Сразу отпадают всяческие подозрения в наличии у автора воображения. А Валюшок? Это как-то и вовсе смешно...
И всю книгу наш главный герой мучается вопросом - когда? Ну когда же грянет удар и придут по его душу? И уж не новый ли его напарник Валюшок его убьет? Нам показывают ряд героических операций, проведенных этими двумя, а также постоянно намекают на то, что Гусев - он и не Гусев вовсе, и лицо-то у него не его, но чье - толком и не говорят.
А заканчивается все вдруг хэппи-эндом и все теми же комментариями.
Меня не впечатлило, но хоть читалось быстро.
Есть такой старый анекдот про военного, который воспитал тещу, пристрелив ее собаку после третьего китайского предупреждения. В этой книге этот способ дрессировки применили к целой стране. Если кто-то "оступился" — его просто предупредят. Но если этот кто-то оступится трижды — он подлежит Выбраковке. И есть даже специальная служба, каждый служащий которой, является и смотрителем, и судьей, и если надо палачом.
И все кругом счастливы. И они так по-честному счастливы, что хочется поверить в эту систему. Хочется стать ее частью. И даже оказаться среди тех самых "служащих", чтобы самому бороться с "теми, кто мешает нам жить".
Но все это так похоже на что-то знакомое, что-то страшное. То ли это уже было с нами и мы старательно забыли. То ли мы все боимся что так будет.
Лично меня "Выбраковка" после прочтения заставила задуматься. Вдруг такое все-таки возможно? И если бы мне, такому правильному и справедливому, дали решать кто тут лишний, неужели я бы не справился? И тут же сам бьешь себя по рукам. Или все-таки...
Вам когда-нибудь хотелось взять и расстрелять чиновника, только что нахамившего вам и отказавшегося выполнять свои прямые обязанности? Тогда "Выбраковка" в некоторой мере реализует ваши желания - тут все чиновники уже расстреляны или работают на каторге. Да-да, это Россия, точнее, Славянский Союз приблизительно нашего времени, в котором действует Правительство Народного Доверия.
Лозунги ПНД [Правительства Народного Доверия] были удивительно просты и доходчивы. Купировать преступность на уровне ее воспроизводства – раз. Вернуть награбленное в казну и создать такие условия, чтобы деньги никогда больше не уходили за кордон без разрешения, – два. Решительными мерами оздоровить нацию – три. И главное – ПНД твердо заявило: «Мы уважаем каждого честного гражданина и сделаем так, чтобы ему больше нечего было бояться».
Короче говоря, это был тот самый вожделенный ПОРЯДОК.
Собственно, за всем этим наведением порядка стоит один очень умный, но очень озлобленный человек, который и написал весь проект. Который придумал "птичку" - текст, зачитываемый преступникам перед "выбраковкой".
– Вы имеете право оказать сопротивление! – Голос Гусева предупреждающе зазвенел. – Имеете право не называть себя! Имеете право не отвечать на вопросы! Согласно Кодексу законов о социальной безопасности с этого момента вы поступаете в наше распоряжение. В случае неповиновения вы будете обездвижены или убиты. Предупреждаю – любое ваше движение может быть истолковано как агрессия. Приказываю оставаться на месте. Руки на стол!
Повествование вовсе не носит документальный характер, хотя книга и стилизована именно под хронику. Она рассказывает о буднях выбраковщиков - людей, отвечающих как раз за уничтожение преступников. Они циничны, они жестоки и они кажутся сумасшедшими. Но выбраковка - их работа и они готовы нести за нее ответственность. Вообще они кажутся этакими современными рыцарями без страха и упрека: одна запись телефонного разговора, один намек - и добро пожаловать на психотропный допрос, господин начальник. Дивов даже учел то, что могут быть наговоры и клевета: такой же психотропный допрос для того, кто указал на подозреваемого, решает все проблемы.
"Выбраковка" не только книга для славянофилов, как могло бы показаться из рецензии. Не стоит упускать из внимания подобный вариант развития событий, но не стоит и зацикливаться на нем. Произведение понравится любителям черного юмора и вообще адекватным и мыслящим людям. Хотя все-таки эта книга на любителя.
Очень много хороших книг начинается с одной-единственной мысли: «А что если бы...» — дальше идёт какое-то фантастическое или историческое допущение, фантазируя на тему которого, автор и умудряется раскрутить безумно интересную историю. Олегу Дивову это удалось вполне. А что если бы в Советской России всё пошло немного иначе и строгие карательные меры назначались не только за политические преступления и серьёзные провинности, но и просто за всякую мелочь? Что если мелким жуликам, хулиганам и прочей «шушере» будет светить то же самое, что и убийцам? Если железная рука государства просто-напросто избавится от всех потенциальных источников антиобщественного поведения?

Ситуация интересная, альтернативная история тоже разворачивается во всём великолепии. Миссия бога выполнена и все и вся на подозрении уничтожены специальными карательными отрядами. А что дальше? Преступников нет (ну, или почти нет, все чудом ускользнувшие боятся высунуть нос и лишний раз выматериться), карательные отряды, привыкшие к полной свободе действий, бродят на свободе, маясь от безделья, и того и гляди сами станут «организованной преступностью» с той разницей, что организовало их само государство. Сотрудники выбраковки поглупее просто наслаждаются неограниченной дозволенной жестокостью. Сотрудники поумнее, от одного из которых и ведётся рассказ, пьют и мучаются в нелёгких моральных терзаниях. «Необходимое зло» — говорит о себе Гусев. Больше необходимое или больше зло? А тут ещё подрастает новое поколение выбраковщиков, которые выросли уже при этом стерильно чистом от криминала мире, чьи розово-целлулоидные идеалы не исцарапаны грязными когтями бывшей действительности. Для чего же их готовят, если преступников уже нет? Не для того ли, чтобы забраковать самих бывших выбраковщиков? Страшно.

Страшно. Страх просачивается сквозь каждую страницу. Дивов осторожно ощупывает скользкие рамки этой непростой темы, пытаясь определить, где же заканчивается правосудие и начинается беспредел. Какого же размера должны быть кулаки у добра — и останется ли оно тогда добром? Теория сверхнасилия, страх и отчаянная жестокость выбраковщиков, которые прячутся от жизни за игломётами с парализующим наркотиком и трофейным оружием. Главному герою страшно особенно, потому что у него (хоть это и не доказано) на совести висит кое-что покрупнее десятков выбракованных граждан.

Отличная история, качественная фантастика, продуманные от и до ситуации и альтернативная реальность. Очень понравилось. И слово это — выбраковка — очень удачное. Бракованные для общества люди, с гнильцой. Пожалуй, было бы ещё интересно прочитать хотя бы маленькую главу, написанную жителем этого мира — простым человека, а не выбраковщиком. В тексте романа есть пара страничек, написанных «от лица» другого персонажа (в кавычках — потому что повествование всё же ведётся не от первого, а от третьего, но понятно, что и в третьем лице можно нарисовать картину глазами разных героев), но это чистая, как слеза, героиня, которая перед выбраковкой не может испытывать ничего, кроме благодарности. А хотелось бы заглянуть в мысли простого обывателя, который иногда жулит, иногда мусорит, иногда оступается. Благодарен ли он такой карательной мере, которая смела всех преступников? Или боится лишний раз выкинуть окурок в урну, потому что может промахнуться и попасть в чёрный список скучающих выбраковщиков?

P.S. А параллель между выбраковщиками проводится с... Графом Дракулой. Очень тонко и красиво.

Флэшмоб 2011, за рекомендацию огромное спасибо flamberg .
Господин Дивов, мать Вашу за ногу! Вы заставили меня думать, а я это не люблю категорически. Марина и думы – довольно неприглядное, жуткое зрелище: мозг противно скрипит, несмотря на микроскопические размеры, глаза вращаются, из ушей дым валит – короче, зря Вы со мной так.

Общество книги «Выбраковка» – это идеальное общество: без преступников – убийц, насильников, грабителей, педофилов, без бомжей, без цыган, без умалишенных, без бродячих собак – чисто, спокойно, безопасно. И страшно. Кто гарантирует, что твоего дядьку, безобидного выпивоху, не отправят в брак, кто пообещает тебе, что твоего двоюродного братана, малолетнего раздолбая, не пристрелят за наркоту, кто уверит тебя, что сына-дауна твоей соседки не отбракуют во имя высшего блага? Никто. «Вы имеете право умереть». 10 миллионов – каждый десятый «против своей воли был переведен на закрытый казарменно-лагерный режим». Ну что, всё ещё хотите выбраковку? Конечно, хотите. Интересное совпадение - недавно в «Русском репортере» прочитала статистику.
22 % наших соотечественников резко негативно оценивают личность Иосифа Сталина – в 1998 году таких было 60%. Сегодня 48 % россиян считают, что Сталин сыграл положительную роль в истории нашей страны. В то же время число людей, ничего не знающих о тех временах, за двадцать лет увеличилось с 30 до 70%.

Зашибенно, господа! История вынуждена повторяться, потому что никто не слушает, чего это там она нудит себе под нос.

С другой стороны, великолепные, мастерски прорисованные, живые герои, настоящие мужики, не палачи, а шерифы. Ну, кто устоит перед обаяшкой Валюшком? Кто не захочет пожалеть, прижать к груди, утешить Пэ Гусева? Кто не подпрыгивал во время попытки путча? Кто в это время не болел за наших? Я не смогла, я ж не железная.

Весьма неприятный диссонанс: между идеями общества Славянского Союза – совершенно отвратительными, на мой взгляд, и личным обаянием героев, особенно Гусева. Гусев – непростой перец: сильный, жестокий, жесткий, умный, и мучащийся раскаянием, и рефлексирующий, и в тоже время, *СПОЙЛЕРЫ* он может своего напарника пнуть ногой в живот, и заставить жрать монеты мелкого воришку, и хладнокровно застрелить убийцу беременной жены и вора в законе – причем одновременно. *СПОЙЛЕРЫ ПО ХОДУ КОНЧИЛИСЯ* Короче, душка, чё тут ещё скажешь.

И очень покоробила меня последняя глава – фальшивая она какая-то. *И ОПЯТЬ НЕГОДУЮЩИЕ СПОЙЛЕРЫ* Чего это Вы, господин автор, Гусеву бабу какую-то подсовываете, что это за хэппи-энд? Не дело. Как по мне, так гораздо круче было бы закончить на разговоре Гусева и Данилова. *УСЁ, СПОЙЛЕРЫ ОТНЕГОДОВАЛИ* Но это мелочные придирки.

Ну что ж, господин Дивов, Вы мне так понравились, что я готова даже думать. Но децл, по-любому.
Книга супер! Слушается на ура и музыка особо не напрягает. Тема книги актуальна сегодня как никогда! Спасибо автору и тому кто выложил. Читать всем!
Книжка оказалась даже глубже чем я ожидал. Попытка поиска другой ситемы права в художественной форме. Беда с нынешним греко-римским правом. Островное ещё более убогое. Помню когда раскручивали маховик аргументов за отмену смертной казни, похоже сами горе пиарщики не понимали, что это аргументы за смену всей нынешней системы права. Вопрос в том а что вы предложите, а у тех недоумков только и хватило отменить расстрел, потому как нет у них ничего а умишкото слаб чегото придумывать.
Термин «выбраковка» — селекционный, употребляемый собаководами. Он означает ликвидацию щенков, не соответствующих стандарту породы. Дивов, как большой любитель собак, знаком с этой жестокой процедурой и может быть, именно это вызвало когда-то у автора мысль: а что, если бы так поступали и с людьми?
Однажды отморозки сломали жизнь маленькому человеку. А он стал большим политиком и создал такую социальную систему, что сталинский СССР показался бы по сравнению с ней вполне гуманным…
Мир «Выбраковки» — это выпущенный на волю гнев маленьких людей. Тех, у кого нет счетов в швейцарских банках, комплекта запасных документов, личной полиции и армии. Тех, кого всегда оскорбляют, грабят, насилуют, убивают – и, как правило, никому за это ничего не бывает.
Оружие слабых – террор. Слабый человек не умеет прощать. И поэтому главный закон нового мира: ЗЛО ДОЛЖНО БЫТЬ УНИЧТОЖЕНО. Если враг не сдается – его уничтожают. Если человек может/хочет быть плохим – его отправляют в «брак».
Главный спор об этой книге: утопия или антиутопия? Скорее уж ни то и не другое.
Мир этот действительно утопичен. Его обитатели практически ничего не боятся – потому, что знают – со злом покончено. Стоит кому-то донести на чиновника-взяточника – и справедливость восторжествует. А если донос будет ложным… расплата не замедлит произойти. Люди, уставшие от лжи, решили, что честность – залог выживания в таком государстве. Эффективность следствия помножена на сознательность граждан, которые понимают: один ложный донос – и лавина обрушится, погребя всех. Все гораздо серьезнее, чем раньше, тюрьмой не отделается никто. Равновесие шатко и именно это его хранит — никто не хочет стать первой жертвой.
Да и люди изменились. Они уже не мыслят прежними категориями, отношение к правосудию стало у них почти священным.
Но какова цена покоя? И вывод прост – несвобода. Наказание жестоко и неотвратимо. Нет маленьких и больших преступлений, убийств N-ной степени и различной тяжести увечий. Если человек не хочет быть честным – значит, это некачественный человек.
Кроме того, не все люди хотят быть одинаковыми. Есть люди, не способные на мирную и спокойную жизнь. Конечно, именно из таких набирают «выбраковщиков» — опричников будущего. Но что делать тем, кто не попал в их число?
До истребления инакомыслящих система «выбраковки» не докатилась. Зато уничтожению подлежат психически ненормальные субъекты – а под эту категорию многих можно подогнать, это мы знаем из истории. Граница между безумием и нормой очень тонка. Особенно болезненным и пронзительным является эпизод, когда главный герой — выбраковщик Гусев – вместе с напарником вынуждены отобрать у матери ее умственно отсталого сына. Чудовищность закона о «браке по здоровью» в полной мере осознается и жертвой и палачом – и тем страшнее, что осознание это уже ничего не меняет. Начинаются и гонения на неславянские народы – впрочем до откровенного нацизма они не дотягивают.
Именно «брак по здоровью» и фашистские элементы введены автором в этот мир, чтобы стало понятно: просто решения проблемы не существует. Власть «сильной руки», о которой так мечтают слабые люди, может кого-то сделать счастливым. Но при уничтожении «врагов народа» неизбежно погибнут и невиновные. Чтобы большинство жило хорошо, кто-то должен умереть – закон тоталитарной системы.
Именно эти элементы лишают мир романа утопичности. Но не стоит считать, что авторская позиция столь грубо однозначна. Автор понимает стремление людей уничтожить зло. И поэтому выбраковщики в романе – не кровавые изверги, а просто несчастные люди, у которых свои счеты с человечеством. Гусев и его напарник Валюшок – по-своему обаятельные люди, они борются со злом, рискуют жизнью. Они в полной мере понимают тяжесть взятой на себя ответственности и выбрали эту грязную работу, чтобы сделать мир чище. Характерен эпизод, когда выбраковщики отказываются принимать участие в отстреле собак. Ожесточенность этих людей направлена против зла человеческого, а не просто против всего живого. Каждый понимает, что собаки ни в чем не виноваты, в отличие от человека они не обладают разумом, налагающим на них ответственность за их поступки.
Герои книги – отдельный разговор. Дивову, как всегда, удалось живые и правдоподобные характеры, несмотря на сложные моральные и социальные предпосылки сюжета. Создавать реалистичных персонажей в нереальном мире – высшее мастерство для фантаста. Можно по-разному относиться к системе выбраковки, но героев книги нельзя не полюбить.
Что я думаю о системе выбраковки как таковой? В таком виде, как это изображено в книге – это чудовищно. Но если отбросить «брак по здоровью» и нездоровый национализм… К сожалению, в реальной жизни подобные системы неэффективны – в роли выбраковщиков часто оказываются не те люди. Очень редко порядочный человек находит в себе силы судить и наказывать негодяев. Гораздо чаще у людей «срывает крышу» и они сами становятся нелюдями (случаи массовых немотивированых расстрелов). А вот мерзавцы всегда рады списать в брак соседа – потому что у него хорошая квартира и крутая тачка. Найти армию фанатиков, которым хватило бы и жестокости, и честности – задача нереальная. Таких людей единицы, и в реальной жизни, они, как правило, быстро нарываются на пулю. Тоталитарным государствам никогда не удавалось создать ничего хорошего – чтобы убедиться в этом, достаточно заглянуть в учебник истории. Так что система выбраковки практически неосуществима.
Итог: правда восторжествовала неизвестным науке способом – хорошие люди взяли и убили всех плохих. Вот только где найти легион «Раскольниковых», которые дерзнут очистить мир от зла?
P. S. История участкового Мурашкина не кажется мне неправдоподобной. Мы забываем, что перед нами мир с иной нравственностью. Девочка, скорее всего, осознает, что ее родители – не более, чем «брак». С возрастом она смирится с этим. Каждому времени – свои Павлики Морозовы.
Собссно, эта книга заставила меня перечитать глазами все книги Дивова. Жанр - альтернативная история. Как могло бы быть в России при другом раскладе власти - жутковатом гибриде полной экономической свободы и тотальной несвободы во всем остальном. Книга жесткая (как и все у Дивова), иногда даже жестокая, неровная (как и все у Дивова), но затягивает и помогает понимать, каким образом песчинка, попав в мощный и на вид несокрушимый механизм, приводит к его поломке. Хорошая озвучка (СиДиКом), достойные чтецы (Е.Терновский и С.Старчиков). Длительность - 11 часов 11 с копейками. Мне понравилось.