Летающий слон

Летающий слон

2008 г. / Повесть
Первая Мировая война… новое в искусстве войны — бои ведутся не только на земле, но и в воздухе. Но германская армия неожиданно утрачивает господство в небе из-за появления в российском арсенале нового многомоторного самолета «Илья Муромец». Теперь спасти Германию от тотального поражения сможет только прирожденный шпион-диверсант Зепп — только он сможет дискредитировать в глазах высочайшего императорского наблюдателя новую русскую прогрессивную технологию…
Эта книга входит в цикл: Смерть на брудершафт
Озвучки
Смерть на брудершафт. Летающий слон
Год издания: 2011 г.
Длительность: 3 часа
Исполнители: Сергей Чонишвили
Подробнее
Смерть на брудершафт: Летающий слон
Год издания: 2011 г.
Длительность: 2 часа 39 минут
Исполнители: Сергей Чонишвили
Подробнее
Рецензии
Читала эту серию книг совсем недавно, но вот сюжет вспоминается с трудом, а ощущений и впечатлений от прочтения нет. Точнее есть, но настолько слабые, что и говорить не о чем. Возможно потому что вначале мной были прочитаны более сильные и захватывающие произведения Б.Акунина.
"Летающий слон" - небольшая приключенческая повесть с картинками. Немецкий шпион проводит очередную операцию с целью притормозить производство новейшего российского самолёта «Илья Муромец».
Проект «роман-кино» - совсем облегчённая литература... Третья книга понравилась ещё меньше первых двух. Простенько, кратко, предсказуемо. Автор даже не создал противника шпиону.
Проходная книга — можно и не читать.
Прослушал четыре "Смерти на брудершафт", эта часть лучшая. Короткая, больше похожа на рассказ, но оторваться нельзя, держит от начала и до конца.
Пожалуй, если экранизировать эту повесть (а это именно повесть, а вовсе не роман, как заявлено автором), то выйдет нечто вполне в духе современного лубочного кино про дореволюционную отечественную старину. Тут вам и бравые летуны на «таубе» и «ньпорах», и туповатые генералы, не теряющие связи с насущностями собственного кармана, и пропойно-сиволапая техническая обслуга. Да и шпион, хорошо знакомый нам фон Теофельс, тут как тут. Кстати, выясняется, что он ко всему прочему ещё и отменный пилот, что позволяет ему с лёгкостью необычайной внедриться в авиачасть, где базируется новейший и секретный российский бомбер «Илья Муромец».
Титаническое детище инженера Сикорского (да-да, того самого!) не имело себе равных в небе по многим параметрам ещё долгое время спустя окончание Первой мировой. 76 таких машин пяти модификаций было выпущено авиационным отделом Русско-Балтийского вагонного завода в Питере до начала 1918 года. Почти все они принимали активное участие в боях Первой мировой.
Понятно, что Акунин не претендует на абсолютную историчность своих опусов, однако ему едва ли стоило:
1. Заявлять, будто на момент действия повести «Илья Муромец» существовал лишь в одном экземпляре. На самом деле ещё до начала войны таких машин имелось уже 4.
2. Приписывать столь патологическую недальновидность и косность Великому князю Николаю Николаевичу. Да, тому бы полком командовать, а не российской армией, но всё же ... дядя императора едва ли был настолько туп, чтобы блокировать стратегическое направление в авиации из-за досадной случайности в полёте.
3. Наделять супершпиона Зеппа столь сумасшедшей изворотливостью и каким-то фандоринским везением. Надоедает...
4. Позорить отечественную контрразведку и военную разведку подобными нелепыми и совершенно невзаправдашними проколами в охранении боевых секретов.
Не верю! Во всё вышеизложенное не верю! А если добавить сюда акунинскую зоологическую неприязнь к царской династии Романовых, что сквозит у автора везде, где только можно, то итог выйдет совершенно неутешительный. В третьей повести «Смерти на брудершафт» замечательный автор и прекрасный стилист Акунин опустился до совершенного комикса, не особо и претендующего на притязательность. Жаль. Ставлю 6 только за вкусный язык и всегдашнюю живость персонажей.
Если не думать про историческую справедливость и оценивать не реалистичность событий, а художественное произведение — читать можно. И даже с интересом — язык Акунина ничуть хуже не стал. Вот персонажи стали победнее, одноплановые какие-то (тот — пьяница, тот — влюбленный, тот любит дирижабли — и ничего больше про них неизвестно). Один господин шпион блещет искусством перевоплощения, талантом и изобретательностью. Вот одно ощущение возникает положительное и яркое — от сообщества «летунов» — пестрого, всех званий и национальностей, но искренне преданного небу. Жаль, действительно, что война разрушила джентльменские основы международного содружества авиаторов. Уже среди летчиков времен первой мировой чувствуется ностальгия по тому времени, когда они все друг друга знали, летали, соревнуясь, по всему миру и между ними не пролегла линия фронта. Если автор добивался такого «послевкусия», то он — добился. Хотя по-прежнему — на кино это не похоже. Обыкновенный развлекательный детективчик...