Сказка о Тройке — 1

Сказка о Тройке — 1

1967 г. / Повесть
«Сказка о Тройке» — повесть, в свое время последовательно отвергнутая всеми отечественными журналами и издательствами — за крайне неудобоваримую для советской эпохи блестящую социальную сатиру...
Эта книга входит в цикл: НИИЧАВО
Озвучки
Сказка о тройке
Год издания: 2012 г.
Длительность: 8 часов 38 минут
Исполнители: Владимир Левашев
Подробнее
Сказка о тройке
Год издания: 2006 г.
Длительность: 6 часов 55 минут
Исполнители: Михаил Черняк
Подробнее
Рецензии
В некотором роде продолжение повести "Понедельник начинается в субботу". Бюрократии и юмора заметно прибавилось.
С грустью замечаю, что в последнее время модно стало обижать эту книгу. Какой ее только не обзывают: сухой, глупой, бессмысленной.
Хочу встать на защиту отличного произведения. (Вообще я стараюсь не писать отзывы на книги Стругацких, потому что все уже было сказано в "Комментариях к пройденному" и в офлайн-интервью с БНС. А лучше них самих о них все равно не напишешь. Но здесь я, пожалуй, выскажусь)

Написанный всего-лишь несколькими взмахами кисти, но очень яркий мир.
Главные герои, известные еще по "Понедельнику", с понятными, такими очень русскими характерами.
Тягучее повествование, похожее на жаркое солнечное марево, в котором вот уже несколько дней "варятся" герои. Это марево как-будто является символом бюрократии, оно же на нее накладывается. А по контрасту с этим достаточно вспомнить, каким прибыл туда Эдик Амперян.

Глаза у него были такие чистые, такие наивные, и весь он был такой нездешний, такой уверенный в могуществе разума, такой свеженький из своего отдела Линейного Счастья, еще пахнущий яблоками и детским смехом, такой избалованный – избалованный дружбой с умными и добрыми людьми, избалованный рациональностью и справедливостью, избалованный горним воздухом чистого знания...

Из этой же цитаты, еще в самом начале, мы можем попытаться угадать, что же ожидает его дальше.
Но что бы мы ни придумали, оно все равно окажется ЛУЧШЕ настоящего развития событий.
Потому что дальше мы видим первое заседание ТПРУНИ (ах, как же мне нравятся все эти забавные аббревиатуры у Стругацких).
И вот это уже шах и мат. Полный.
Какая же смешная все-таки ситуация: необъяснимые явления пытаются рационализировать и утилизировать (причем, сами необъяснимые явления довольно интересны). И вот на этой смешной ситуации Стругацкие разворачивают такую картину, что и хохотать хочется, и плакать (над собой ведь смеетесь, господа). Прямо торжество невежественности и косности ума.

А сколько там всяких мелких подколов и шуток-прибауток.. Не перечесть =)

И плюс там есть еще немножко о строении НИИЧАВО (что само по себе весьма интересно).

Я специально воздержалась от цитирования (хотя очень хочется), в надежде, что кого-то мой отзыв заинтересует и на одного сторонника у книги станет больше =)
Это шедевр!
Я очень давно так не смеялся. Книга нашпигована таким количеством колоритных, самобытных и харизматичных персонажей, что их хватило бы на дюжину произведений.
Хлебоводов, профессор Выбегалло, комендант Зуба, спрут Спиридон.... Но даже эти герои меркнут на фоне Фарфуркиса - один из лучших персонажей в истории мировой литературы (на мой субъективный взгляд)
Особое спасибо хочется сказать исполнителю. Слушать его приятно, весело и интересно. Читает он просто потрясающе, своим талантом и профессионализмом, только усиливая положительный эффект.
Краткий вывод - качать всем, однозначно!
Первый (запрещенный) вариант "сказки о тройке". Тот о котором Стругацким сказали: "Заберите, и никому не показывайте!"
И не удивительно! Заставить работать на себя несокрушимую бюрократию!! Да как такая крамола в голову пришла? Пусть гипотетически, но всё равно сама мысль об этом кощунственна.
Хорошее кощунство, правильное. Побольше бы такого кощунства. Сейчас объектов для такого "кощунства" гораздо больше, чем во времена написания "Сказки о тройке".
Хе-хе, «я не согласен с каждым вашим словом, но отдам жизнь за ваше право говорить его». Вольтер.
Странный у меня получился заход к этому отзыву. В принципе, я не собирался его писать. Но ознакомился с отзывом уважаемого Stirliz77 и, поставив ему заслуженную единичку за глубину и стиль, решил всё же высказать несколько контр-тезисов.
Вот ведь как получается: то, что некоторые лаборанты ставят в минус этой повести, является, по моему твёрдому убеждению, её несомненным плюсом. Атмосфера «Сказки о тройке» действительно не шибко соответствует атмосфере «Понедельника». А почему? Да потому что «Понедельник», по выражению БНС, являлся этаким капустником, развесёлой историей о научных работниках, не претендующей на что-то большее. Пусть там есть явно сатирическая личность Выбегалло, но кроме неё зацепиться памятью в этой повести совершенно не за что. «Понедельник» по отношению к «Сказе о тройке» является примерно тем же, чем являлись фельетоны Ильфа и Петрова по отношению к двум их романам. Много ли народу читало эти фельетоны? Пусть они были сто раз талантливы, но в истории остались не они, а романы об Остапе Бендере. Так же и «Сказка» представляет собой полотно куда более глубокое, меткое и, к сожалению, жизненное. Но жизнь эта показана там в абсурдистских красках. Авторы намеренно противопоставляют суконную бюрократическую действительность в лице ТПРУНЯ (вот уж подлинная находка Стругацких!) необузданному волшебству, захлёстывающему Китежград. В «Понедельнике» тоже было нечто подобное, но куда приторнее, слащавее, так что главный бюрократ в лице завкадрами вызывал только добрую ухмылку. В «Тройке» же конфликт обострён до предела, и потому — максимально приближен к жизни. Но поскольку действие происходит в сказочном месте (недаром — «Сказка«!), сатира приобретает черты гротеска.
Собственно, гротескность эта имеет три уровня.
Первый, самый простой — снежный человек Федя. Чтобы вообразить этого персонажа, не нужно напрягать фантазию. Он мил, добр и... незамысловат. На этом уровне пребывает действие в «Понедельнике».
Второй — клоп Говорун. Личность вроде бы ярмарочная, легкомысленная, но при этом... загадочная. Ибо во-первых (как правильно подметил Stirliz77), бросаются в глаза разночтения с его величиной, а во-вторых, при всей своей балаганности мысли-то он зачастую высказывает удачные (не скажу — верные, а скорее — остроумные).
Третий, метафизический уровень — Панург. Персонаж, о котором нам вообще ничего неизвестно, но который постоянно присутствует в повести в качестве незримого резонёра. Зачем он понадобился Стругацким и почему они взяли для него имя героя из произведения Рабле? Признаться, у меня нет ответов на эти вопросы. Но именно этой своей непонятностью он и пленяет. Встревая, казалось бы, не вовремя и произнося какие-то оторванные от событий речи, данный герой окутывает всё флёром лёгкого бреда, усугубляя чувство волшебной таинственности.
И все эти удивительные придумки нанизываются на череду идеально отточенных, безукоризненных в своей многогранности сцен обсуждения Тройкой необъяснимых явлений. Словно Петрушки в базарном вертепе крутятся тут бесхребетный казуист Фарфуркис, «человек из низов» Хлебовводов и научный консультант Выбегалло (при неосязаемом, но весомом присутствии вечно спящего полковника), соперничая за благосклонность каменнолицего Лавра Федотовича Вунюкова. Какая уж здесь позитивная реморализация! В жизни, к сожалению, всё гораздо сложнее, чем в беззаботной курилке «Понедельника», оттого и стала «Сказка о тройке» серьёзным сатирическим романом, оставив далеко позади (по художественному уровню своему, да и по глубине затронутых явлений) зубоскальскую повестушку о НИИЧАВО.