Сахарный Кремль

Сахарный Кремль

2008 г. / Роман

«Государыня идет по Кремлю, обозревая его и трогая себя. Сердце ее бьется радостно и оглушительно. Ей так хорошо, что она постанывает от радости при каждом шаге. Стоны становятся все громче, государыня начинает издавать резкие, восторженные звуки. Отразившись от ослепительно белых кремлевских стен, вскрики возвращаются к ней в виде причудливого эха. Она вскрикивает и взвизгивает все сильнее. И вдруг обнаруживает в себе удивительную новую возможность, чудесный дар, проснувшийся в теле: ее помолодевшее, подтянувшееся горло может петь. Да и как петь! Не просто, как все поют, а мощно, высоко, чисто, беря любые ноты. Государыня пробует свое обновленное горло, заставляя его издавать самые причудливые звуки. Горло повинуется ей. Голос ее звенит в Кремле».

Озвучки
Сахарный Кремль
Год издания: 2012 г.
Длительность: 6 часов 3 минуты
Исполнители: Ирина Ерисанова
Подробнее
Сахарный Кремль
Год издания: 2009 г.
Длительность: 6 часов 30 минут
Издатель: Аудиокнига
Исполнители: Денис Некрасов
Подробнее
Рецензии
...А нам сиять всем будет вечно
наш превосходный белый Кремль
а мы все будем жить беспечно
но токмо видеть белый Кремль
и будут все смотреть прилежно
на очень белый белый Кремль
а после плакать безмятежно
и целовать наш белый Кремль
и все обрадуются сердцем
когда увидят белый Кремль
а он стоять ведь будет вечно
наш златоглавый белый Кремль...

Конечно, для полного эффекта не помешало бы "День опричника" прочесть, и прочту, но пока -- свежедочитанный "Сахарный кремль". Итак...

Так и вижу, как Сорокин перечитывает написанный ним отрывок, и, довольно прохаживается по кабинету, мурлыча себе под нос: "Ай да Сорокин, ай да сукин сын!" И самодовольство вполне оправданно: Сорокин-новеллист ничем не хуже Сорокина-романиста. Каждая следующая новелла, будучи законченным сюжетно и стилистически произведением, в то же время -- часть общей панорамы происходящего в Москве и подмосковье в не таком уже и далёком 2028.

Потоптаться на трупах признанных классиков стало таким же необходимым элементом постмодерна, как обязательная дорожка кокса и изощрённый секс -- можно с блевотиной, а можно и без. Среди новелл присутствует как деревенская проза а-ля Белов, так и явный стёб над "Одним днём Ивана Денисовича" и чем-то невыразимо Горьким тянет от новеллы "Кабак". Но больше всего запомнились очень динамичная, как для рассказа-диалога "Очередь" и тонкий, абсолютно незаметный переход от неспешного эпистолярного повествования к экзальтированному, дико-абсурдному речитативу в "Письме". Так что с "грамматикой рассказа" у Сорокина всё тип-топ.

Герои. Общим для всех рассказов героем является только, собственно, сахарный Кремль -- самый дорогой подарок, самый дефицитный товар, самый изысканный гостинец, стратегический продукт, высокая награда и сладкий сон. Он -- абсолютное счастье, ироничная метафора сладкой конфеты, жалуемой Государем своим подданным. А в остальном -- прозрачно-гротескные подпольщики, зэки, интеллигенция, режисёры-операторы-сценаристы, палачи и опричники, крестьяне и пролетариат делают своё дело, любят, волнуются, надеются и ненавидят очень трогательно и правдоподобно.

Атмосфера. Антиутопия? Да навряд-ли... Да, тоталитарный строй, да, будущее... Но антиутопия подразумевает под собой ситуацию, которая могла бы сложиться. А в случае с "Кремлём" -- такого быть в 2028 году никак не может. И только потому, что оно уже есть. Не важно, на чём разъезжает опричник-гэбист -- на сивом мерине, или серебристом "мерине", задавят опричные двух полковников стрелецких или снимут с должностей проворовавшихся депутатов, пересыпан наш язык английскими "Иес", "Фак" и "Кул" или китайскими "Лаовай", "Шаби" и "Яньлиди", бухает государев шут со слугой Егором или роботом Егорром; какая, в сущности, разница -- Государь у власти или премьер -- абы была наша радость, опора и защита -- Сахарный Кремль. Государь дело богоугодное делает, народ свой от врага лютого защищает... А врагов-то тьма-тьмуща:



...за Стеною Великой - киберпанки окаянные, которые газ наш незаконно сосут, католики лицемерные, протестанты бессовестные, буддисты безумные, мусульмане злобные, и просто безбожники растленные, сатанисты, которые под музыку проклятую на площадях трясутся, наркомы отмороженные, содомиты ненасытные, которые друг другу в темноте попы буравят, оборотни зловещие, которые образ свой, Богом данный, меняют, и плутократы алчные, и виртуалы зловредные, и технотроны беспощадные, и садисты, и фашисты, и мегаонанисты.

Конечно, стоило бы написать о чудном архаичном языке и былинно-сказочной манере изложения, но лучше, чем yrimono здесь сделать это не получится, можно ещё рассказать, как это похоже на "Кысь", но не буду, потому что нифига не похоже =)

Ложка дёгтя? Слишком уж прозрачные порой намёки, взять хотя бы того Федора Лысого, на которого ссылается постановщик разглагольствуя о вседозволенности в кино... Ну и гомосексуальный половой акт, сценка с мочеиспусканием в духе соцреализма и вытеснение головного моска пулей присутствуют, как непременный атрибут сорокинской прозы. А вообще -- очень понравился "Сахарный кремль", свежо и остро. Плюс-плюс директ, мой дорогой лаовай!
Исполнение замечательное. Никогда не встречал столь мастерскую озвучку
«Сахарный Кремль» стал не только продолжением «Дня опричника». Этот сборник даёт нам более широкое представление о том, какова она, сорокинская Россия будущего. Рассказ теперь идёт не о карательных органах империи, а о простых людях, эту империю населяющих.
Как всегда, Сорокин на высоте. Все его персонажи живы и интересны. Стилистика безупречна. Сюжеты интересны.
Откровенно порадовал рассказ «Очередь» — попытка перенести действие его знаменитого романа в обстановку «Сахарного Кремля».
Не могу не вступить в полемику с baroni, касаемо того, что треть рассказов можно удалить из сборника... Да, наряду с шедевральными «Харчеванием», «Кабаком» «Underground`ом» есть менее удачные рассказы. Но все они дополняют друг друга, и дают возможность составить более полное представление о стране, описываемой автором.
«Сахарный Кремль» — не только название рассказа и сборника. Сахарный кремль — символ. Символ новой страны, нырнувшей в омут старых обычаев и устоев. При прочтении, меня не покидало ощущение аналогии сахарных фигурок Кремля с той самой пресловутой «нормой» из одноимённого романа Сорокина. Точно так же, каждый гражданин страны съедает частицу. На этот раз, в отличии от «Нормы» эта частица сладко — сахарная. Но точно так же, как и «норма» — сахарные Кремли, всего лишь символ принадлежности к государству, символ винтика в государственной машине, символ плебейства и ничтожности отдельного человека.
В общем и целом, сборник великолепен. Поклонников творчества автора он откровенно порадует. Единственный «недостаток», если так можно сказать — для лучшего понимания некоторых рассказов, неплохо быть знакомым с творчеством Сорокина, т.к. некоторые рассказы намекают на его ранние произведения.
Цикл рассказов Владимира Сорокина «Сахарный Кремль» логично продолжает его двухгодичной давности повесть «День опричника». Сиквел, можно сказать. Но это не просто другая история, это — другой угол зрения. «День опричника» был целиком монологичным романом, в нем отсутствовало многоголосье других обитателей сорокинской России. «Сахарный Кремль» — напротив, полифоничен; многоголосье перслонажей чем-то напоминает ранний роман Сорокина «Очередь» (недаром в новом сборнике есть рассказ с аналогичным названием). Все 15 новелл, составляющих «СК«максимально разные. Вместо взгляда на Новую Россию — 2028 глазами одного персонажа, в Сахарном Кремле — 15 историй, 15 отдельных взглядов. Сорокин вновь экспериментирует со стилем, один рассказ делая под Гиляровского, другой -под квазирелигиозные слащавые истории для детей, а из третьего — стряпая ретродетектив. Утомленные оппозиционеры из рассказа «Underground», представляющие себя цареубийцами лишь в жестоких наркотических снах — своеобразный сорокинский «привет» фильму «Подполье» Э. Кустурицы.
Персонажи откровенно памфлетного рассказа «Кабак» — настоящий карикатурный парад фриков: колоритная московская кликуша Пархановна, крестящаяся двумя руками и кричащая «Шестая империя!!! Шестая империя!!!», семейство балалаечников Мухалко, цирковые ребята разгибатель подков Медведко и темный фокусник Пу И Тин...
Владимир Сорокин не пытается разыгрывать такую козырную карту, как «плач по культуре». Здесь даже не жгут книг Достоевского и Чехова (правда, на Красной площади жители России дружно сожгли заграничные паспорта) — от их пепла давно уже нет и следа. Власть имущих развлекают скоморохи-лилипуты, а людям попроще вполне достаточно белого порошка «кокоши». Девиз жителей этой альтернативно-утопической реальности — «пожрать и обрадоваться». Каждый из 15 рассказов содержит ритуальную сцену поедания главного блюда новой России — того самого Кремля, сделанного из сахара.
Главный, и весьма существенный недостаток «Кремля» — неравноценность составляющих его рассказов. Наряду с безусловными удачами — такими рассказами, как уже упомянутый«Underground», «Марфуша», «Харчевание», — добрую треть рассказов вполне можно было удалить из сборника — они, как говорится, «ни холодны, ни горячи» и ничего не добавляют к общей картине жутковатой фантасмагории, созданной В. Сорокиным.
Эта книга - продолжение описания автором мира созданного им в антиутопии "День опричника". Всё произведение состоит как бы из нескольких не связанных между собой новелл, в которых события происходящие в вымышленной Сорокиным России 2028 года, показаны взглядом разных людей - героев книги. Это и дети и взрослые, и рабочий люд и крестьяне, и нищие калики - бомжи и заключенные. И в каждой из новелл фигурирует "сахарный кремль" - сладкая фигурка, которую каждый российский ребёнок получает в подарок от Государя на Рождество. И то благоговение с которым каждая семья и каждый отдельно взятый человек в России относится к этому "кондитерскому чуду" глубоко символична. Сахарный кремль - символ всего того, что высмеивает Сорокин той России, какой она представляется ему в будущем. Бедность, духовная нищета, раболепие народа перед лживыми, лицемерными правителями.

Для начала, пожалуй, сразу скажу, что ошибался по поводу отношения автора к его героям, прочитав первую книгу "День опричника". Уже из эпиграфа к "Сахарному Кремлю" становится ясна позиция Сорокина.
Цитата
«Но сколько произвола таится в этой тишине,
которая меня так влечет и завораживает!
сколько насилия! сколь обманчив этот покой!»©
Астольф де Кюстин

Ну а что до самой книги, то всё достаточно прозаично. Ничего нового Сорокин для меня не открыл. О тоталирзме написаны тонны литературы, причем по разному. И страшно, как у Оруэла в "1984", и очень тонко-психологично, как у Воннегута в "Бойне №5" и "Мать тьма", и безумно сатирично и смешо, как у Войновича в "Москва 2042". А о документальных описаниях и говорить нечего. Их масса.

Так для чего же тогда написана эта книга, если сам материал уже набил оскомину, а некоего нового художественного подхода для раскрытия темы автор не изобрёл? Впрочем, конечно же, всё это лишь вопрос литературного вкуса каждого. Ни хвалить, ни ругать Сорокина я не собираюсь, но мне лично, cлушать это произведение было просто скучновато. Зато эта вторая книга гораздо добрее, чем предыдущая, да и написана более корректным с точки зрения общепринятой морали языком.

Что касается работы чтеца, то и в этом смысле, как ни странно, "Сахарный кремль" тоже порадовал меня больше, чем "День опричника". Опять же - дело вкуса.