awards
3
ЖД

ЖД

2006 г. / Роман
Расшифровать аббревиатуру «ЖД», составляющую название произведения, автор предлагает читателю.
Озвучки
ЖД
Год издания: 2008 г.
Длительность: 28 часов 31 минута
Издатель: Равновесие
Исполнители: Александр Андриенко, ...
Подробнее
Рецензии
Об этом романе можно писать отдельный пост. Отдельный обзор. Отдельную аналитическую книгу. Потому что это размах, эпика на уровне «Тихого Дона», безумно спорная и мистическая, но невероятно интересная. Быков – гений, и ничего другого тут не скажешь. Какой мастерский, блесящий у него язык! Тысячу местных говорков, тысячу стилей и жанров, жаргоны и высокие академические стили, стихи и прозу, энциклопедическую сухость и паустовскую развёрстость, он смешивает в «ЖД» всё, и каждое слов звучит как отдельная песня, безграничной мудростью и остроумием. Это даже не спорно – это, скорее, фарс, эти хазары, которые на самом деле евреи, и эти варяги, которые на самом деле русские, это диковинное местное население, взрывающаяся Москва, сотня героев, и каждый прописан так, что представляешь его, как живого, и 700 страниц на одном дыхании, и жаль, что закончилось, потому что хочется ещё. Это безумный, безумный, безумный, безумный мир. Это 10/10.
Невероятно грустно и невероятно прекрасно.
Это тоже останется будущему - если будущее всё же случится.
Я не знаю, как говорить об этой книге - разве цитировать целыми абзацами, и то не поможет.
Магический мир, в котором всё настолько про нас, что не знаешь - смеяться или плакать. Тянущий за собой в бесконечную бездну круг, вечность, из которой так мучительно и так необходимо найти выход на прямую дорогу.
Быкову удалось, быть может, то, что никому раньше не удавалось. "ЖД" - это новая мифология, в которой сплетено невероятно много и ничего друг другу не противоречит. В которой каждый образ понятен и знаком до щемящей зримости.

Я никогда не читала ничего лучше о России.
О сказочной, старинной, безысходной печали, которой должен, должен когда-нибудь быть конец.
У меня лет двадцать назад был такой оселок, на котором я проверял и правил интеллигентность, пусть дадже и кажущуюся. Я просил почитать горьковского «Клима Самгина», а потом интересовался мнением. И как-то так было, что большинство из моего окружения понимало и принимало этот многотомник примерно близко (не одинаково, нет, но — близко).
Теперь, пожалуй, я буду всем совать «ЖД». Чтобы понять, у кого юмор и стеб, а у кого ксенофобия и расизм, у кого внимание к языку и стилю, а у кого трудные слова и выводы пролетают мимо мозга со скоростью пули, для кого — фантастика и альтернативная история, а для кого — пародия на существующий строй и политическая агитка.
Хороша агитка, в два тома...
«Автор не хотел возбуждать национальную рознь, а также оскорблять кого-либо в грубой или извращенной форме, как, впрочем, и в любой другой форме. Но это, конечно, никого не колышет.»
Это он написал в предисловии, но никого, действительно, это не колышет.
Итак, попробуем решить, что это просто очередная «альтернативка». Если так, то вот такой расклад. Есть страна, в которой коренное население не умеет ничего, кроме как жить на своей земле. Но земли своей у него нет, потому что последнюю тысячу или более лет население это завоёвывают по очереди южные «хазары» или северные «варяги», которые смертнымбоем бьются друг с другом на просторах этой страны, потому что своей страны у них просто нет. Варяги строют империю, цель которой всегда — уничтожение собственного коренного населения. Хазары занимаются разрушением этой империи и созданием корпорации и корпоративных отношений. А кто в корпорацию не включен или не нужен — вымирай себе дальше. Одни — вояки, растреливающие своих больше, чем врагов, другие — торгаши, ссылающиеся на историческое свое право руководить всеми и везде. А народ? А что народ. Народ — безмолвствует... И ходит история по кругу, сменяется власть в России и в Москве. Идут революции, все более и более уменьшающие население страны, все менее и менее дающие в итоге... И по кругу ходит народ, чтобы не пришел конец, вернее, чтобы не началось начало. Нет истории. И не надо ее.
«То, что могло неармейскому человеку показаться бессмыслицей, на самом деле бессмыслицей и было, но это великая тайна не для всех. Могучую системообразующую силу бессмыслицы — ибо все смыслы могут когда-нибудь оказаться неверны, бессмыслица же никогда, — понимали по-настоящему только военные люди...»
Посмеяться над узнаваемой армией и поплакать от смеха и не только от него не желается? Кто любит Платонова — найдет в этой книжке язык. Кто любит Войновича — найдет едчайшую и злющую сатиру. Но это не Платонов и не Войнович — это Дмитрий Быков. И он сегодня — лучше.
«Пауков был блестящ... Пауков говорил резко, отрывисто, команды подавал с такой яростью, словно от рождения ненавидел всех своих офицеров и солдат, — в этом смысле он был истинный варяг, природный северянин, чья генеральная цель не столько захват земель или обращение в бегство противника, сколько максимально эффективное истребление собственных войск.»
И пошло-поехало об армии. О СМЕРШе. О политработниках и о командирах. Да каким сочным языком, да с какими поговорками, приметами времени, с какими рожами этих офицеров и генералов... Но если подумал читатель, что вот так и пойдет дальше, успокоился, стал зачитывать отдельные хохмы вслух, чтобы получить одобрительный хохот со стороны отслуживших свое коллег, то он глубоко ошибался. Вдруг меняется стиль, меняется язык. И уже интеллигенция обсуждает устройство России.
«Все говорили, будто постоянно перемигиваясь: строчки, фамилии и филологические термины служили для этой же цели. Для непосвященного разговор был темен: непосвященному деликатно указывали на место.» Ох, как знакомо, не правда ли? Попадешь этак вот в группу единомышленников и единочитателей, да вдруг и не читал, не смотрел, не слышал что-то. И оказываешься в стороне, а там и вообще — не с ними, снисходительно поглядывающими на неразумного с высоты своего тайного знания. Как? Вы не читали этого-то? Не смотрели такой фильм? Нет мнения о таком режиссере? А вот такая фамилия и новое направление в философии вам тоже неизвестна? Вы — не наш!
«Возможно, дело было в том, что с ним не спорили; он произносил реплику, возникало ироническое, перемигивающееся молчание, кто-то весело говорил: «Да ладно», и разговор менял русло. ... Никто не говорил ему грубого слова. Его просто не принимали всерьез...»
Поубивал бы, ей-богу!
А потом опять поворот сюжета, и уже Москва глазами девочки-школьницы.
А потом еще поворот — и губернская жизнь, прямо по Салтыкову-Щедрину... Но не буду, не буду цитировать. Это надо читать подряд, а не выхватывать по кусочку, тем более, что «вкусностей» много, а вырывая по клочку, в крошках теряется весь смак...
Да, кстати, о вере там тоже есть. И монастыри описываются, и служение монастырское — без всякой пародии, без оскорбления чувств верующих. Поэтому верующим книжка тоже рекомендуется мной для прочтения и раздумий.
...И про любовь. А как же жизнь — без любви? А книжка — о жизни все-таки.
»...Мы будем с тобой тосковать друг по другу долго и счастливо. Ты всегда будешь обо мне мечтать и никогда не будешь со мной жить. А я всегда буду тебя любить, петь и плакать, шить и распускать. Ты всегда будешь уезжать за день до того, как тебе станет скучно со мной.»
Да, а кончится все хорошо. Любовь — она же сильнее всего, в том числе и войны и хождения по кругу и вообще...
Театр российского абсурда с вечными национальными противостояниями, где фантастический фон не только не прикрывает истинных реалий, но, напротив, их обнажает до такого состояния, что можно видеть все зловонные язвы. Автор ищет пути излечения от язв, но нет у него ответа. И лейтмотивом через весь роман: если это русская земля, почему русские делают все, чтобы уничтожить свою землю?
Я читала и наслаждалась филигранным русским языком и чувствовала его травяные медовые запахи. Давно я не слышала, да, именно не слышала такого языка, когда генетически заложенное его знание пробуждают столько чувств в тебе, что как будто пьешь эту райскую свежесть и напиться не можешь.
Быков обречен на сравнение с Алексеем Ивановым, чья та вина, Вадима Нестерова, интернет-тусовки, не понимаю, но для меня эти два автора идут в прочной связке, что просто вынуждает сравнивать их последние книги. Сравнение оправданно тем, что книги по своему замыслу ответить на вопрос о том, что происходит в России, и впрямь похожи. Есть сходство и в хорошо заметном обращении к русской классике, причем иногда к одним и тем же произведениям. Так гоголевские «Мертвые души» явно звучат как в ивановских странствиях Моржова по своим знакомым, так и в быковской поэме «живые души». Похожи они и тем, что авторы в обеих книгах попытались выйти за рамки ведомых им, привычных для читателей полей. Поэкспериментировать. Прорваться на какую-то новую территорию. Вышли очень по-разному. Хотя читать стоит хотя бы ради того, чтобы сравнить и то и то.
Основополагающей идеей поэмы Быкова стала идея о том, что Россия издревле является ареной ожесточенного столкновения двух сил, двух племен, «викингов» — «патриотов», правых и «ЖД» — торговцев, либералов, «демократов». В кавычки «демократы» и «патриоты» поставил специально, было у меня ощущение, что, вырисовывая противоборствующие стороны, Дмитрий Быков активно пользовался живым журналом. Уж очень гротескной выглядит их идеология, перенесенная в реальную жизнь. Среди этих сил пытаются выжить нативные жители, попеременно угнетаемые то одной, то другой стороной. А история России по сути всего лишь хроника постоянной борьбы за право их угнетать. Эта борьба мешает начаться настоящей истории России, подменяет ее, не дает развернуться местным жителям, которые никак не могу созреть, и предпочитают поклоняться колесу, не меняясь веками, отдавая право распоряжаться будущим захватчикам. Однако наступает момент когда, должно либо что-то измениться или окончательно рухнуть. В ближайшем будущем открытие нового универсального топлива – газа истории – флогистона, снимает мир с нефтяной иглы и полностью обрушивает политическую жизнь России. Этим моментом попытались воспользоваться «ЖД», чтобы в очередной раз попытаться свергнуть «викингов», находящихся у власти. Начинается гражданская война, которая должна, наконец-то, ответить на вопрос по чьему сценарию пойдет развитие. Правда, не в одном сценарии нет места населению оккупированных территорий. Однако и у самой территории на это счесть есть свое мнение…
Для меня сравнение с Ивановым не в пользу Быкова. «Ж/Д» написан крайне неряшливо. Оборванные сюжетные линии. Не всегда оправданное многословие. Избыточная злободневность. Мне нравятся игры со словами, но времена Быков заигрывается, когда речь идет о языке коренных жителей (интересно, не кажется ли мне и не было ли чего то похожего в «Оправдание»), на мой вкус это эстетично и к месту, но когда неожиданно возникают рок-фолк команды «Мельница», «Мыльница» и «Хлебница», это почему то вызывает жалостливую улыбку. Вообще слово «избыточность» лучше всего описывает эту поэму. Слишком много всего пытается автор впихнуть в одну книгу. Страдает от этого и стилистика текста. Так, например, в предпоследней главе возникает предположение, что неожиданно в руки Быкову попал сборник сказок, и о подумал, а почему бы не вставить и что-нибудь в этом духе. Ну, вставил. Ну, читается неплохо. Но зачем? Вообщем, ждал я новой «Орфографии», буду ждать дальше и надеяться.
Поставил 7/10. Все равно советую почитать, поинтересоваться.