Пиковый валет

Пиковый валет

1999 г. / Повесть
«Пиковый валет» — пятая книга Бориса Акунина из серии «Приключения Эраста Фандорина».
Эта книга входит в цикл: Приключения Эраста Фандорина
Озвучки
Пиковый валет
Год издания: 2005 г.
Длительность: 4 часа 47 минут
Издатель: Парадигма
Подробнее
Пиковый валет
Год издания: 2004 г.
Длительность: 5 часов 23 минуты
Издатель: Парадигма C&T
Подробнее
Пиковый валет
Год издания: 2004 г.
Длительность: 4 часа 46 минут
Издатель: Парадигма
Подробнее
Пиковый валет
Год издания: 2003 г.
Длительность: 4 часа 46 минут
Издатель: Парадигма
Подробнее
Рецензии
Наткнувшись случайно на восторженный отзыв moloto4ek , а потом там же еще и на одобрительный комментарий Lusien , я решила спастись от перегрузки, усталости и повышенной температуры прослушиванием аудиокниги в исполнении А.Филиппенко.

Глаза уже ничего не читают (кроме проверяемых тетрадей;), а уши еще вроде ничего - слушают!)
Подумав так, нашла аудиозапись (вот она, польза от Контакта!), завернулась поуютнее в плед и... окунулась с головой: а) в мастерство рассказчика Филиппенко, б) в мастерство рассказчика Акунина.

Не буду скрывать, мне показалось первое мастерство более увлекательным, чем второе: ну да никто и не говорил, что среди всех историй из цикла о Фандорине именно эта лучшая. Более того, я ее, судя по всему, читала в книжном варианте - тогда, когда читала все подряд об Эрасте Петровиче. Но не отложилась она у меня в памяти.
А вот слушать - одно удовольствие (и это при том, что я все-таки не слушатель - я читатель по своей сути). Филиппенко - ас, что ни говори. (Эх, хотела бы я достичь его высот в художественном чтении, которым увлекаюсь очень и очень давно... Слушала его еще и как мастер-класс в этой области:))

Итак, повесть построена на идее "Кто кого": в схватку вступили всё знающий и всё умеющий загадочный Фандорин(да, не очень-то ярко он здесь прописан, но все равно симпатичен) и хитроумный, артистичный, вызывающе яркий преступник Момус. Что интересно, я даже не знаю, за кого больше "болела": настолько я подпадала под харизму злодея-хитреца.
И третий персонаж - молодой помощник Фандорина Арсений Тюльпанов - довольно интересен: его пиетет перед Личностью Шефа, его скромность, неуверенность в себе, его желание постараться и понравиться - какая-то трогательность во всем этом есть, вызывающая симпатию к герою...

Вывод я сделала один: послушать данную аудиокнигу - прекрасная возможность отдохнуть от забот, суеты, а также - совместить приятное с полезным (вчерашний ужин я как раз готовила под чудесное чтение Филиппенко!).
Очень легкая и веселая повесть о приключениях Фандорина получилась у Акунина! Главные "злодеи" просто душки, новый помощник ЭФ тоже мил и симпатичен, в общем, читать одно удовольствие, особенно если хочется расслабить мозг и забыть о напряженных буднях.
В Москве произошел ряд афер, который привлек внимание Фандорина. Но здесь он скорее второстепенный персонаж, так как большая часть повествования принадлежит аферисту Момусу (и здесь все любители афер и замысловатых схем отъема денег у населения получат удовольствие) и история помощника Тюльпанова, который, кстати сказать, очень мне напомнил Фандорина в молодости, то есть в первом романе "Азазель"... такой же экзальтированный и наивный.
Посмотрим что будет дальше, ведь эта повесть входит в сборник "Особые поручения" и на очереди следующий рассказ.

Эраст Фандорин - 5
да что там! Филипенко ГЕНИАЛЕН! во многом дотягивает текст, слушала несколько раз и столько же еще буду!
Не прошло и 10 лет с той поры, когда медиапространство гремело фамилией «Акунин», а приключения г-на Фандорина разлетались с полок книжных магазинов словно горячие пирожки, и вот наконец у меня дошли руки ознакомится с серией. На самом деле, когда цикл пребывал на пике популярности, мысль о прочтении возникала не раз. Подвели, как обычно, многочисленные рецензенты, склонные в погоне за красочностью раздувать из нормальных книжек бог знает что. Вот и из писателя Чхартишвили (о личности которого, впрочем, в тот момент еще мало кто догадывался) СМИ настойчиво малевали то «человека, возродившего язык Тургенева», то «продолжателя дела Достоевского». В общем, приписывали ему подражание, скажем так, совсем не тем авторам, на которых имеет смысл ровняться современному беллетристу. Я и поверил, поглубже спрятав недоуменную мысль о том, почему это подражание классике имеет на порядок больший коммерческий успех, чем предполагаемые источники вдохновения. Теперь понимаю, что поверил и спрятал совершенно зря.
Никакой высоколобости Акунинский стиль не несет и в помине, читается влет. Пресловутая изящная словесность изящного века оказывается на деле не более чем игривой стилизацией, необходимость которой диктуется самим антуражем XIX столетия. Да и то, типичные элементы стиля начинают обильно сыпаться на читателя лишь эпизодически, автор быстро «срывается» на современный «нормальный» литературный русский язык.
Что касается конкретной повести, с которой, по совету знакомой, началось — и видимо так просто уже не закончится — мое знакомство с писателем Борисом Акуниным (с общественным деятелем Григорием Чхартишвили я, как и многие, познакомился минувшим декабрем), она исполнена на очень достойном уровне. Авантюры утонченны, декорации сочны, сюжет движется причудливыми витками. Основной минус: шаблонность используемых приемов, подменяющая игру ума в противостоянии главного героя и его соперника жонглированием стандартным набором трюков типа переодеваний с гримом и подкупа третьих лиц. Да и повествование разворачивается здесь линейно, не ставя перед читателем лишних загадок. Таким образом, повесть вряд ли придется по нраву любителям головоломок, она скорее ближе к авантюрным романам в духе «ограбление века». Так что людям, травмированным школьными уроками литературы, просьба не пугаться: несмотря на набор аттрибутов тяжелого чтения, это очень легкая повесть, абсолютно годная к употреблению ;)
Этот по-моцартовски легчайший дивертисмент — поистине украшение цикла. Ни одной вымученной ноты и даже полуноты (такой, как водевиль «Особое поручение», который только раз мелькает в тексте, но насколько же удачно он там мелькает)... Удовольствие неподдельное!
Как ни странно, этот вроде бы развлекательный текст посвящен явно любимой Акуниным теме спасения мира. Как будто бы детективщик не дает основания считать себя серьезным писателем, но культурный багаж автора начинает работать независимо от его декларативных намерений, а, если продолжить музыкальные метафоры, то один из основателей европейского пианизма Доменико Скарлатти тоже говорил о своих экзерсисах как о несерьезных (но почитайте о нем статьи позднейших музыковедов — согласны ли они с его мнением?) В повести проблема спасения решается путем введения в христианскую реальность языческого персонажа (недаром подчеркивается, что пиковый валет — Момус — персонаж древнегреческий), стоящего по ту сторону морально-этических дефиниций добра и зла. Задумывая очередную аферу, корнет Саввин ни разу не удосуживается взвесить ее на весах морали (насколько же он в этой повести удачливее, легче, виртуознее Фандорина, мыслящего в категориях законга и справедливости). Но — и в этом противоположность данной повести «Сердцу Пармы» Ал. Иванова — мир далеко не такой легкий и веселый, как кажется Момусу, далеко не такой языческий. В нем есть христианский дьявол, прикидывающийся христианским же богом (и тем особенно опасный), с которым Момус сталкивается в лице купчины Еропкина, с которым связался... просто так, пожалуй — разнообразия ради, сам не поняв, почему. Вот тут-то и выясняется, что на одной античной легкости в этом мире не уедешь. И тогда в ответ на молитву прозревшего Момуса, уже постигшего различение добра и зла, появляется Фандорин и спасает его из тенет. Но Фандорин олицетворяет не универсально благое божество (оно и невозможно в этом мире, а вот почему так — см. концовку «Алмазной колесницы»), а всего лишь справедливость как более гуманную альтернативу закону. И в соответствии с манихейским устройством этого мира Момус вырывается из сетей, но в них остается его спутница... Так есть ли Бог? Да! конечно! Но этот бог — языческий, другого не дано, поэтому главное чудо, совершающееся в повести, совершает все-таки сам Момус — в конце ее.
И все же вывод автора пессимистичен: Момус унесся в пролетке, а вторая повесть цикла, где его нет, где о нем даже не вспоминают — мрак, ужас, кровь и буханье колоколов, под которые воскресает христианский Бог, а Фандорин, пытаясь все-таки исполнить даже в таком мире нравственный закон, карает убийцу, но сам лищается спасения любовью.