Процесс

Процесс

1925 г. / Роман
Проснувшись в день своего тридцатилетия, Йозеф, при невыясненых обстоятельствах, оказывается внутри бюрократической судебной машины. Будто в страшном психоделическом сне, Иозеф блуждает внутри этой машины, пытаясь хоть что-нибудь изменить в своём деле, своём Процессе. Весь образ мысли и существования К. неотвратимо, хотя и незаметно, изменяется. Неуверенный в себе и в происходящем, будто бы и не очевидно, но с неумолимостью рока К. погружается в странный кошмар безысходности, навязываемый Процессом. Порядок вещей, логика Процесса скрыты от понимания Йозефа, от него ничего не зависит, и ему остаётся лишь один очевидный вариант, — безропотно подчиниться судьбе...
Озвучки
Процесс
Год издания: 2013 г.
Длительность: 11 часов 7 минут
Исполнители: Евгений Терновский
Подробнее
Процесс
Год издания: 2003 г.
Длительность: 8 часов 15 минут
Издатель: Студия АРДИС
Исполнители: Ирина Ерисанова
Подробнее
Рецензии
«Процесс» исключительно по своему сюжету вполне мог бы встать в длинный ряд тоталитарных антиутопий начала и середины века, посвященных обществу, в котором отдельный человек ничто, «незаменимых нет», никто не обязан тебе ничего доказывать и разъяснять. Так нужно (кому нужно, государству? единоличному правителю? обществу в целом? — никто не знает). Смирись и все. Сколь веревочке не виться — а исход один. Именно в этом плане «Процесс» — всего лишь «один из», безупречный по исполнению, но не сказать чтобы безумно оригинальный в своем роде.
Другое дело, что все-таки Кафка — это Кафка. Помимо общей идеи есть еще и блестящее полубезумное исполнение, нагромождение фантасмагорий, невероятные и нелогичные детали, которые придают всем событиям мрачную привлекательность кошмарного сна. «Процесс» как картины Босха и фильм «Покаяние» — и страшно, и ничего не понятно, и не оторвешься. По этим церквям ходят люди с крокодильими хвостами, приставов наказывают телесно в подвале за халатное исполнение служебных обязанностей, подсудимый сам идет на казнь на заброшенном пустыре. «Процесс» — в той же мере антиутопия социальная, в которой и описание безумия, захватывающего отдельного человека, воплощенная в жизнь мания преследования. У кого она была хотя бы в легчайшей форме, тот сразу опознает эти симптомы.
Так что, получается, «Процесс» — гораздо больше о внутреннем безумии и «чувстве жертвы», чем о внешнем. От этого еще страшнее, потому что с внутренним почти невозможно бороться самостоятельно.
Несмотря на мрачность и абсурдизм, отсутствие какого-то увлекательного сюжета, приключений главного героя, ярких типажей это довольно увлекательное произведение. Может быть, даже уместно говорить не о «несмотря на», а о «благодаря», кто знает?
«Дак что же это за произведение такое», — спросите вы, «о чем»?
Это история о совершенно скрытом от глаз широкой общественности правосудии (правосудии ли?), которое обросло легендами и сплетнями, где главную роль играют связи, причем подчас с какими-то случайными «несудейскими» людьми, где воздух канцелярий удушает и вытягивает силы, где люди рады, годами лелея свой процесс, которому нет конца и которому и не стоит давать конец. А то кончишь как собака, как довелось главному герою Йозефу К.
И никакой неожиданности в такой концовке нет, так как сложно оставаться оптимистом и лелеять надежды на лучшую участь прокуриста К. в фантасмагоричном и негуманистичном мире этого произведения, так что не говорите, что я Вас не предупреждал. «Оставь надежду всяк сюда входящий». :]
«Жизнь есть ночь, проводимая в глубоком сне, часто переходящем в кошмар» (с) Шопенгауэр
Долго не решалась читать Кафку, почему-то думала, что будет сложно. Нет, думать тут не надо, надо чувствовать.
А не почувствовать настроение книги нельзя. Кафка с первой же страницы мастерски погружает нас в атмосферу дурацкого, абсурдного сна, удерживает и не отпускает до конца романа.
Абсурд здесь единственная реальность, ставшая обыденностью. И если другим писателям удавалось передать это ощущение в отдельных эпизодах, здесь им пронизан весь роман.
С первых же страниц неопределенность событий вызывает тревогу, и даже раздражение.
Йозеф К. просыпается в своей постели в свой день рождения, и оказывается взят под стражу и арестован. Пришедшие за ним люди ничего не объясняют, дальнейший разговор с инспектором также не прояснит ничего.
Ни Йозеф, ни мы так и не узнаем, в чем же состоит обвинение. Тем не менее, процесс против него идет. Сначала Йозеф относится к нему довольно беспечно, но очень скоро принимает все всерьез, нанимает адвоката, пытается составлять какие-то оправдательные письма, не зная, по сути, в чем ему следует оправдываться.
Процесс затягивает его все сильнее и сильнее, и в итоге поглощает целиком.
Все встреченные им люди туманно намекают на обстоятельства его процесса, хотя толком никто ничего не знает ни о процедуре суда, ни о самих судьях. Зато точно известно, что единственно возможное – это получить отсрочку приговора, затянуть дело, а настоящего оправдания быть не может.
Так Йозеф оказывается втянут в огромный, бездушный и бессмысленный механизм, который в конце-концов его перемалывает.
На первый взгляд все это похоже на протест против механической государственной системы, против чиновников и волокиты. И именно такой трактовки «Процесса» добивались переводчики в Советском Союзе, подгоняя текст под существующую в стране и умах людей систему.
Но тут дело в другом. Процесс Кафки – это сама жизнь, с обостренной до предела экзистенциальной тревогой, каждодневным ее абсурдом, отсутствием смысла, которое безоговорочно принимают все вокруг и в итоге заставляют принять и тебя.
Это смутное беспокойство из-за отсутствия причин, и вина, которая становится уже следствием неизбежности приговора.
Процесс, который подавляет, захватывает врасплох, усыпляет, и постоянно отвлекает от чего-то большего.
Оценить мастерство автора, показавшего нам этот сон – да.
И здесь, пожалуй, личность писателя-сновидца, его жизнь, настроения и взгляды вызывают не меньший интерес, чем само произведение.
Любить такие сны – нет.
"— Оба метода схожи в том, что препятствуют вынесению приговора обвиняемому.
— Но они препятствуют и полному освобождению, — тихо сказал К., словно стыдясь того, что он это понял.
— Вы схватили самую суть дела, — быстро сказал художник".
Лично мне трудно сказать о таком произведении, как "Процесс" однозначное - понравилось или не понравилось; несомненно одно - впечатление это произведение производит неординарное, запоминающееся и яркое своей тусклостью, своими блеклыми тонами.
В день своего тридцатилетия Йозеф К. арестован. Арестован неизвестно кем. По неизвестно чьему распоряжению. И, главное, неизвестно по какой причине. Ближайший год Йозеф, топ-менеджер банка, проведет в бредовой полудреме, пытаясь разобраться в абсурдных механизмах процесса, объектом которого он стал. Процесса, который ничего особенного не требует от К. Ничего ему не сообщает. Ничего не предъявляет. Но происходит и, стоит полагать, должен иметь некоторый неизбежный конец. (На который, правда, судя по всему, никакое из телодвижений К. повлиять не может, т.к. особо отношения к оному не имеет.)
Повествование плавное, порою монотонное, все глубже увлекает читателя в фантасмагорию несуразной ситуации, в которой невозможно найти привычной логической зацепки, чтобы хоть на немного вытянуть себя к воздуху. И вот так, постепенно, испытывая те же припадки удушия, которые преследуют К., кажется, что и из тебя, читающего выкачивают кислород.
Наверное, мне придется признаться честно, что ничего я не понял в этом "Процессе". Есть ли что в нем понимать? Аллюзия ли все это на нечто большее, глобальное или искаженное отображение биографии самого Кафки (как утверждают некоторые исследователи, в "Процессе" зашифрована любовная трагедия писателя и его невесты Фелиции Бауэр)? Точно, точно должно быть что-то большее, что-то что превзошло личность писателя и выразилось таким произведением, но тут я могу уповать лишь на толкователей, либо оставить попытки.
Одно могу сказать точно, "Процесс" мне трудно признать так часто называемым "шедевром интеллектуальной литературы", но несомненно это шедевр экспрессионизма. Грандиозное мрачное полотно, совсем в славных живописных традициях Эгона Шиле или Эдварда Мунка.
P.S. Что же сказать об "абсурде"? Некоторое время тому назад мне привелось столкнуться с судебной системой РФ. Нет, роман Франца Кафки "Процесс" абсурдным мне не показался.
P.P.S. В том издании, что я читал, вместо послесловия была приведена статья Белобратова "Процесс "Процесса": Франц Кафка и его роман-фрагмент". (Собственно именно на текст этого издания, со статьей и дана ниже ссылка.) Статья эта дает краткий обзор по истории создания, издания и интерпретации романа, так же из нее можно узнать об интересных параллелях между "Процессом" и "Преступлением и наказанием".
Свое наследие Кафка оставить нам не хотел и вовсе! Его душеприказчик Макс Брод не выполнил волю своего друга уничтожить все рукописи и опубликовал незаконченные романы! Не только потому, что они незаконченные, и даже не только потому, что жизнь Кафки очень своеобразна и интересна для исследователей, но и потому что сами романы представляются нам загадкой, литература и жизнь Кафки представляет повышенный интерес у читаемой публики!
Жизнь самого автора была, как мне кажется, такой же мрачноватой, как и его романы. И не зря все его книги рассматривают сквозь призму его биографии. Что же касаемо «Процесса», здесь мнения разделяются: и тут, кто во что горазд. Различные исследователи нашли различные толкования.
Первое: роман «Процесс» рассматривает извечные проблемы бюрократической машины и деятельности крючкотворов. А главный герой – единственный человек, который хочет защитить свои попранные права. Роман весь «переполнен этим феноменом, который стал зловещей доминантой нашей эпохи. Среди всех художников слова Кафка – величайший эксперт в вопросах власти. Он пережил и воплотил феномен власти во всех его аспектах». Это толкование одно из первых, явно вытекает из анализа романа.
Второе: роман «Процесс», его арест и казнь, как результат отношений с невестой Кафки – Фелицей Бауэр. Помолвка тяготила Кафку (известно, что он очень любил часы одиночества для творения своих книг), и позже они ее расторгли. Тогда Фелица пригласила Кафку к себе и устроила, как он сам выразился ему «трибунал». Автора волнует его чувство вины перед бывшей невестой. Исследователи приводят множество аргументов в пользу своей теории. Я, к примеру, заметила упоминание об «обычных делах и делах такого рода», как будто автор специально намекает нам на отношения между мужчиной и женщиной.
Третье: «Процесс» как процесс написания самого романа, и возможно вообще какой-либо книги. Фраза « Сам свод законов неизменен, и все толкования только выражают мнение тех, кого это приводит в отчаяние» толкуется как рукопись кафковского романа, неизменности ее структуры (некоторые считают, что автор специально разделил роман на главы, положил их в разные конверты и вовсе не собирался соединять их в одну единую книгу), и ее «толкования» приводят читателей в отчаяние. Кто знает, возможно, автор предвидел развитие таких событий? Может быть, он специально приводит такого рода аллюзивный ряд из трех составляющих. Ведь здесь свод законов можно трактовать как женщину, как загадку женской души. И в то же время, как несправедливость судебной системы. Более того, исследователи находят отражение романа в таких известных книгах, как книга Иова, "История моей жизни" Казановы, "Преступления и наказания". А возможно исследователи зря кропают свои талмуды, возможно Кафка ни о чем таком даже и не помышлял, возможно, его запятая – это действительно запятая! Все просто.
Ответа однозначного мы уже никогда не получим, и роман «Процесс» для нас навсегда останется метафорически-загадочным, terra incognita.
Нет, я пока не могу говорить о Кафке.
Язык отяжелел, отсох, прилип к гортани, что там ещё...
Я пыталась когда-то читать "Исследования одной собаки", но какой же банальщиной они показались, эти исследования! Ё-моё, почему я тогда взяла не "Процесс"?!

Это даже не литературное произведение, это какой-то определяющий знак.
Потому что о Кафке либо: "ааа, никак, не моё", либо: "аааа, это гениально-гениально-гениально".
Не знаю, как это, и от чего зависит. Может, от характера, или от фазы жизненного цикла, от типа нервной системы, или кровеносной, или пищеварительной, или какие ещё есть.
Потому что это такое ощущение - восприятие мира и жизни, ты либо чувствуешь так, либо нет.

Если попытаться в моих мозгах собрать всё в кучу, то получится примерно следующее:

- это крайне абсурдно, но чрезвычайно логично;
- это очень смешно, но отчаянно больно;
- это фантастический сон, но обыденная реальность;
- всё так, и всё не так.

Этот сюжет, который сам по себе меня абсолютно не интересовал, совершенно, казалось бы, бессмысленный, но такой необходимый! Можно было бы, наверное, писать отзыв, не прочитав и половины книги.

Эти слова, которые так просты и обычны, но как же при этом безумно содержательны! Содержательны настолько, что просто не унести за один раз, не упихнуть одним движением, не объяснить тысячами рецензий.
Во мне, где-то там, глубоко в подсознании, сливались, возникающие беспричинно и одновременно, почти истерическое веселье и щемящая, больная, отчаянная тоска.
Хотя из книги практически невозможно выдергивать цитаты, их там просто нет, есть только текст, один, единый и неделимый, мне удалось-таки кое-что утянуть.
Одна из немногих фраз, могущих жить отдельно и самостоятельно, и которая сидит теперь в голове:

Кто процесс допускает, тот его проигрывает

Вообще, всё, что там написано, в книжке в этой, оно переваривается и разворачивается где-то в подкорке души.
Какое-то откровение, какое-то понимание, осознание какой-то сути, какого-то смысла каких-то происходящих вещей.

Нет, я пока не могу говорить о Кафке, я могу пока о Кафке только молчать.
А читает хорошо.Чётко!Строго!Серьёзно!Молодец женщина