Молох

Молох

Его мучает необходимость работать на заводе — там, где каждодневная тяжелая работа крадет месяцы и годы жизни у других людей. А еще инженер Бобров безнадежно и мучительно влюблен...
Озвучки
Молох. Гамбринус
Год издания: 2011 г.
Длительность: 4 часа 10 минут
Исполнители: Владимир Стукалов
Подробнее
Allez! Лолли. Молох
Год издания: 2009 г.
Длительность: 3 часа 39 минут
Издатель: ИДДК, Бизнессофт
Исполнители: Владимир Стукалов
Подробнее
Молох
Год издания: 2008 г.
Длительность: 2 часа 47 минут
Издатель: Эксмо, СиДиКом
Исполнители: Сергей Чонишвили
Подробнее
Allez! Лолли. Молох
Год издания: 2007 г.
Длительность: 3 часа 39 минут
Издатель: ИДДК, Бизнессофт
Исполнители: Владимир Стукалов
Подробнее
А. И. Куприн. Повести и рассказы
Год издания: 2007 г.
Длительность: 15 часов 27 минут
Издатель: Библиофоника
Исполнители: Николай Трифилов
Подробнее
Рецензии
Повесть в не последнюю очередь о беспощадности технического прогресса. Кого-то он бездушно подминает под себя, кого-то возносит на гребень успеха; одних лишает заработка, оставляя без работы и ломая жизнь, другим приносит богатство, славу и почести. "Колесница прогресса" несется не разбирая дороги, и перед человечеством все острее встает вопрос: в том ли направлении происходит развитие, не приведут ли научные открытия к губительным последствиям для человеческой цивилизации.
Вы только послушайте, насколько актуально звучат эти строки, написанные еще в конце 19-го века!

...кто ... с пеной у рта кричал, что мы, инженеры и изобретатели, своими открытиями ускоряем пульс общественной жизни до горячечной скорости? Кто сравнивал эту жизнь с состоянием животного, заключенного в банку с кислородом? О, я отлично помню, какой страшный перечень детей двадцатого века, неврастеников, сумасшедших, переутомленных, самоубийц, кидали вы в глаза этим самым благодетелям рода человеческого. Телеграф, телефон, стодвадцативерстные поезда, говорили вы, сократили расстояние до minimum'а 1, — уничтожили его... Время вздорожало до того, что скоро начнут ночь превращать в день, ибо уже чувствуется потребность в такой удвоенной жизни. Сделка, требовавшая раньше целых месяцев, теперь оканчивается в пять минут. Но уж и эта чертовская скорость не удовлетворяет нашему нетерпению... Скоро мы будем видеть друг друга по проволоке на расстоянии сотен и тысяч верст!.. А между тем всего пятьдесят лет тому назад наши предки, собираясь из деревни в губернию, не спеша служили молебен и пускались в путь с запасом, достаточным для полярной экспедиции... И мы несемся сломя голову вперед и вперед, оглушенные грохотом и треском чудовищных машин, одуревшие от этой бешеной скачки, с раздраженными нервами, извращенными вкусами и тысячами новых болезней...

А концовка с безумством главного героя написана в духе Стивена Кинга. Но только наш русский безумец намного благоразумней своего американского сотоварища, и даже в бреду сохраняет каплю здравого смысла. Правда потом спивается от безысходности, или обкалывается наркотиками, ну да это у всех наций, наверное, так.
Начитка Сергея Чонишвили понравилась.
И почему я раньше так мало читал Куприна? Впрочем, быть и читал больше, чем помнится, да не запомнилось, молодой был, глупый. А может наоборот, сейчас поглупел, но все-таки думается, что есть книги, которые надо прочесть в определенное жизненное время, чтобы произошло совпадение на уровне химической реакции в мозгу или где там еще - как говаривал один мой приятель, что есть, скажем, любовь, это же просто химия на уровне гормональных и прочих реакций... Впрочем, никто не заставляет ему верить, также как и Куприну. Для меня вообще остается вопросом, насколько автор сочувствует своим героям? Не есть ли его истинное лицо и мнение - доктор со своим "надобно как-то приспособиться"? Так ведь, черт возьми, надобно, до сих пор надобно, ведь Молохи с тех пор зело подросли, их уже так легко невооруженным взглядом не углядишь, все затерялось в сложных, сложнейших финансовых отношениях. И Бобров то на самом деле вызывает не только и быть может даже не столько сочувствие, сколько тихий ужас своей узнаваемостью, вплоть до каких-то мелких черт. Так что даже не знаю, чего тут больше - заворожил ли Куприн али страху навел, но Бобров, фигура без всякой чрезмерной достоевщины, да в общем-то даже и не фигура, а так фигурка, мало на что способное, встает в один ряд, начатый крайней степенью подобных - Ильей Ильичем, тем более, что даже и по отчеству совпадает, и по отечеству конечно же тоже. Обломовщина, бобровщина... Эх, куда же ты мчишься, Русь-матушка?! Может это и был ответ? Некуда мчаться с Бобровыми, совершенно некуда и просто невозможно...