Морфий

Морфий

Личный дневник молодого сельского врача-морфиниста, плавно перетекающий в его собственную историю болезни.
Эта книга входит в цикл: Записки юного врача
Озвучки
Записки юного врача
Год издания: 2011 г.
Длительность: 4 часа 58 минут
Издатель: МедиаКнига
Исполнители: Никита Карпов
Подробнее
Мастер и Маргарита. Собачье сердце. Иван Васильевич. Морфий
Год издания: 2009 г.
Длительность: 22 часа 30 минут
Подробнее
Морфiй
Год издания: 2008 г.
Длительность: 3 часа 55 минут
Издатель: Sound Time, Эксмо
Исполнители: Михаил Горевой
Подробнее
Записки юного врача
Год издания: 2006 г.
Длительность:
Издатель: Союз
Исполнители: Александр Котов, ...
Подробнее
Записки юного врача
Год издания: 2006 г.
Длительность: 8 часов
Издатель: Студия АРДИС
Подробнее
Записки юного врача
Год издания: 2005 г.
Длительность: 4 часа 58 минут
Издатель: 1C Библиотека
Исполнители: Никита Карпов
Подробнее
Записки юного врача
Год издания: 2005 г.
Длительность: 2 часа 46 минут
Издатель: ИДДК
Исполнители: Алексей Борзунов, ...
Подробнее
Рецензии
Когда-то, в разгар сериала "Мастер и Маргарита", Булгаков был моден. Его читали в метро, писали цитаты из него в статусах и вообще приобщались к прекрасному. Я всегда была за популяризацию классических произведений, поэтому искренне надеюсь, что люди, один раз увлекшиеся писателем, хотя бы попробуют прочитать другие его вещи. Может быть, они набредут и на сборник "Записки юного врача" - к нему у меня особое отношение, потому что именно с него началось мое знакомство с Булгаковым. Первый же рассказ - "Полотенце с петухом" - неимоверно увлек меня: будто не автор делал операцию, а я, я пыталась спасти девушку. Очень редко у меня возникает ощущение, что ты не просто читаешь книгу, а живешь в ней, и "Записки юного врача" были первым подобным опытом такого рода.
Как уже можно было понять, Булгаков пишет о своей практике в качестве уездного врача. Если вы подумали о докторе Хаусе, вы ошиблись: этим желчным мерзавцем там и не пахнет. Зато пахнет смертью, нелепой деревенской смертью. И замираешь в ожидании: умрет? выживет? вытянет? У меня буквально перехватывало горло, когда я читала рассказы. Каждый врезается в память, причем передо мной никогда не вставало настолько ярких картин деревенской больницы и жизни врачей, которые вынуждены там работать, - визуализация настолько четкая, что любой рассказ я могу воспроизвести с закрытыми глазами, как кино.
Главное произведение в книге - это, конечно, "Морфий". Переживания морфиниста описаны с такой яркостью, что я, даже не зная биографии Булгакова, могла предположить, что это его личный опыт. Это погружение в пучину личности человека, которым управляет наркотик, вызывало у меня двоякие чувства: с одной стороны, любопытство - "ну, каково это?", с другой стороны, брезгливость - "он же перестает быть человеком!" К слову сказать, прививает жуткое отвращение к наркотикам вообще.
Книга у меня перед глазами, и в ней написано по поводу воздержания от морфия:
«…большое беспокойство, тревожное тоскливое состояние, раздражительность, ослабление памяти, иногда галлюцинация и небольшая степень затемнения сознания…»
Галлюцинаций я не испытывал, но по поводу остального я могу сказать: – о, какие тусклые, казенные, ничего не говорящие слова!
«Тоскливое состояние»!..
Нет, я, заболевший этой ужасной болезнью, предупреждаю врачей, чтобы о были жалостливее к своим пациентам. Не «тоскливое состояние», а смерть медленная овладевает морфинистом, лишь только вы на час или два лишите его морфия. Воздух не сытный, его глотать нельзя… в теле нет клеточки, которая бы не жаждала… Чего? Этого нельзя ни определить, ни объяснить. Словом, человека нет. Он выключен. Движется, тоскует, страдает труп. Он ничего не хочет, ни о чем не мыслит, кроме морфия. Морфия!
Смерть от жажды – райская, блаженная смерть по сравнению с жаждой морфия. Так заживо погребенный, вероятно, ловит последние ничтожные пузырьки воздуха в гробу и раздирает кожу на груди ногтями. Так еретик на костре стонет и шевелится, когда первые языки пламени лижут его ноги…
Смерть – сухая, медленная смерть…
Вот что кроется под этими профессорскими словами «тоскливое состояние».
В рассказах Булгакова реальность оглушает, она рвется из каждой строчки. Это страшно, да - и впечатывается в память надолго. Так что впечатлительные барышни будут плеваться, наверно. Но этот сборник - не скучная классика, а по-настоящему захватывающее чтение (хотя бы и достаточно тяжелое). Он написан доступно для прочтения в достаточно юном возрасте и, быть может, окажет на ребенка положительное влияние, как, например, он оказал на меня (во-первых, никакого предубеждения насчет Булгакова как классика, во-вторых, стойкое отвращение к любым наркотическим веществам). Люди постарше же оценят язык и мастерство писателя.
«Морфий» Булгакова, это очень яркое, эмоционально насыщенное произведение.
Сегодня ни для кого не секрет, что оно является автобиографичным - это делает чтение еще более интересным. По крайней мере, для любителей и почитателей Булгакова точно.
«Морфий» рассказ не только о наркотической зависимости, это попытка взгляда на свое прошлое со стороны, попытка максимально объективно показать «болезнь», без холодного официоза врачебного взгляда на проблему и всякой недооценки степени опасности, которая таится в наркотике.
Подробное описание жизни морфиниста, его переживаний и чувств, жизнь в глуши и отношения с фельдшерицей – лишены всякого невежества и пошлости.
Словом – читайте, получайте удовольствие, делайте выводы.
И помните: никогда не пробуйте заменять морфий кокаином. :)
«Давно уже отмечено умными людьми, что счастье – как,
здоровье: когда оно налицо, его не замечаешь. Но когда
пройдут годы – как вспоминаешь о счастье, о, как
вспоминаешь!»
М. Булгаков «Морфий»
И вот последняя страница. Дочитала. На миг забываю дышать. Что со мною?
Вся картина еще перед глазами. Морфий, зависимость. Что это?
Булгакова знают, как автора одного из лучших романов в истории человечества. А тут ты открываешь книгу и видишь самого автора. Беспомощного, зависимого, хрупкого. Тонкая натура, которую губит… МОРФИЙ.
Рассказ состоит из пару десятков страниц. Ничего сложного, за час можно их прочесть. Сюжет есть драмой разрушения одной судьбы. На глазах читателя теряется судьба человека.
Я не смогла прочесть эту книгу ни за час, ни за день. Я на миг преставила себя на месте зависимого человека. Страшно.
Строки из дневника доктора Полякова, как будто, были написаны про самого Михаила Булгакова. Так и есть. Книгу признали автобиографической.
Дневник Сергея Васильевича был, как история болезни, которую пишут врачи для пациента. Вскоре, он свои тетрадки так и назовет. Но почему он начал принимать морфий? Что его заставило?
«Тоскливое состояние! ...
Смерть – сухая, медленная смерть…
Вот, что кроется под этими профессорскими словами тоскливое состояние!»
Химическая «лечебная» формула не лечит, а убивает. Человек, приписывает смертный приговор, употребивши ее. Это, как бомба замедленного действия. Про что же думал Поляков, употребив ее впервые? Или это было не первое знакомство з морфием?
Вот что я написала, прочитав этот рассказ:
«Зависимость - губит,
Убивает, калечит -
Ранит.
Кричу от боли,
За что мне?
Боль - умираю,
Ухожу, забываю,
Что было со мной?
Не знаю,
Почему именно я?
Имею падать.
Вниз -
от страха,
Услышанного мной.
До боли умираю».
Советую прочесть)))
После вечера, проведённого за «Морфием» и «Записками юного врача», в голове осталось много эмоций, большинство из которых никак не могут облечься в словесную форму кроме как в междометия с обилием гласных и восхищёнными вздохами. Блестяще, идеально подходит для тех, кто хочет вкусить изысканной в своей простоте и точности прозы, не окунаясь при этом в большой объём произведения.

Наверное, из-за того, что произведение очень автобиографичное, автор смог описать всё настолько ярко (при всей краткости текста), что иногда кажется, будто ты сам находишься с главным героем сейчас в плохо протопленной избе в глухом селе, вдыхаешь странноватый смешанный запах лекарств и гнилые миазмы болезни, смотришь с испугом на пациента, для которого ты едва ли не бог, хотя у тебя дрожат коленки, по шее стекает капля пота, а всё, что тебе сейчас хочется, — открыть конспекты лекций по медицине за какой-то там курс, о почему же я тогда невнимательно слушал? Но коровьи глаза пациента смотрят на тебя, поэтому надо немедленно начинать делать то, о чём ты имеешь весьма смутное представление, пока не прошла слабая и мутная волна плохой анестезии. Взглянуть на мир глазами молодого врача — когда ещё это удастся с таким полным 3D-погружением в атмосферу?

Мир вокруг тоже выпуклый и сверкающий всеми грязно-бурыми красками деревенской глубинки. Серый, коричневый, болотный, болезненный, грязный, мутный, блёклый... Невежество, полудикость, закостенелость. И посреди всего этого — ярко-алый петух, как символ благодарности. Чистого пламенного цвета. Невежество: дремучее, дикое и заросшее, как медведь-бродяга, коренится в этом народе. Пока не грянет гром, мужик не будет креститься, пока не начнут отваливаться руки-ноги и идти пена ртом, мужик не обратит внимания на странную сыпь и слабость. И сифилис ему не страшен, ведь не болит же, значит, нестрашная болезнь. А чтобы быстрее вылечиться — можно сразу заглотить все порошочки, который очкарик-доктор выдал, ведь килограмм лекарства лучше щепотки, правда же? Эти байки, которыми, наверное, запасся за свою врачебную практику каждый доктор, приводят в ужас. И где-то там на заднем фоне, далеко-далеко от глухой деревни слабо грохочет революция. Грохочи уже скорее, неси просвещение в массы, а то так и будут по дурости сами себя калечить.

Атмосфера эта страшная, чтобы в ней выжить, пережить смерти своих пациентов, ежедневно бороться с ними же, как с упрямыми врагами, для их же блага — надо обладать стойкостью духа. Иначе эта простая сельская безысходность сломает тебе хребет, как произошло с героем повести (рассказа?) «Морфий». Бомгард вырос и заматерел в этих нелёгких условиях, а вот Поляков не смог, хотя, казалось бы, не так уж и сильно они отличаются...

Прекрасный сборник, рекомендую всем, тем более, что он ещё и совсем небольшой.
Отличная аудиокнига! Одна из лучших, услышанных мной. Михаил Горевой великолепно читает, легко и приятно слушать.
Очень впечатлила книга, весь вечер на эмоциях ходил. Исполнитель просто талантище, так эмоциональна читает прям до невозможного приятно слушать. Музыка тоже класс, очень хочется найти музыкальное сопровождение из последней главы.
Перечитал «Морфий» ввиду выхода на экраны нового фильма А. Балабанова , поставленного по булгаковскому рассказу.
История молодого доктора в русской глубинке накануне революции, как любая литературная врачебная эпопея, наполнена трагизмом. Рассказ об абсурдном саморазрушении порядочного молодого человека, превращении его в комок страдающей биомассы при помощи вспомогательного средства — морфия, выписан настолько реалистично и скрупулезно, что становится физически не по себе. Параллельно «маленькой», индивидуальной трагедии доктора Полякова в рассказе раскрывается «большая» трагедия целой страны, впавшей в состояние революционной одержимости. Эта болезнь саморазрушения сродни той, что губит без явных причин талантливого и симпатичного героя булгаковского рассказа. Любопытно - Поляков подсаживается на морфий именно в феврале 1917 года: «Я — несчастный доктор Поляков, заболевший в феврале этого года морфинизмом...» В эти дни, болезнь, схожая с морфинизмом, надолго захватывает огромную страну...
«Морфий» написан в 1927 г., когда мысли об эмиграции становятся у Булгакова доминирующими. Отзвуки этих несбывшихся эмигрантских надежд явственно ощутимы и в рассказе: «Уезжай, заклинаю тебя, уезжай...Уезжай... Ты погибаешь...»
Читая повесть, я очень удивился, такое живое колкое и пугающее описание наркотической ломки я увидел впервые в русской классической литературе.
Центральная тема — это самоубийство некого молодого уездного врача — приемника автора. Самоубийство, как потом оказывается, вызвано злоупотреблением морфия. Вокруг дневника скончавшегося врача и разворачивается вся история. Вот тут-то и начинается поток взволнованных записей, депрессии, и наркотика. От страницы к странице все дальше опускаешься в этот ужасный омут вместе с главным героем. Читая это, испытываешь только страх, неприязнь, стыд, беспокойство и шок. Как будто сам бежишь в сумасшедшей ломке, с бешено колотящемся сердцем по холодной улице ночью, на тебя постоянно смотрят множество глаз из домов, ты искренне надеешься, что они ничего не замечают, но в глубине души ты знаешь, что пропал, что они тебя уже не принимают и сердце от этого колотится еще быстрее, ускоряя кровью ноги, которые несут тебя на гибель. В этом направлении автор хорошо постарался. Ничего больше в этой книге особо и нет, ни красивого психологизма, ни разносторонних характеров, ни пейзажей и обстановок.
Профессионально, жестко и реалистично Булгаков описывает становление морфиниста: страхи, волнения, уверенность. Обрывочные записи воссоздают эмоциональные переживания, по осколкам сознания Полякова, Булгаков продвигает тебя в мир сумасшедшей зависимости.
Это восторг, это жизнь, это смерть. Чувствуется реальность происходящего, это не фантазия, не абстрактно выдуманный мир, это отпечаток жизни самого Булгакова. Его история. Его боль. Его наслаждение.
P.S. В молодости Булгаков пристрастился к морфию (надо заметить, не по своей воле или из любопытства, с помощью морфия он пытался облегчить страшный зуд, возникший после противодифтеритной сыворотки, и так незаметно втянулся), но, в отличие от героя книги, оказался в силах избавиться от наркозависимости.
«Морфий» — страшная повесть-предупреждение специалиста. Но в нашей стране не было не только секса, но и наркомании. Поэтому многими ответственными людьми — врачами, педагогами — предупреждение было, мягко говоря, проигнорировано. Помню, как молодая учительница литературы в конце 80-х годов заявляла, что «Морфий» — повесть, не имеющая никакого отношения к социалистической реальности, описывающая извращенные нравы капиталистического общества. Это конец 20 века! Уже на хатах сидели наркоманы с ложечками макового раствора, а элита давно пользовалась героином и кокаином.
Деградация героя повести не оставляет надежды на выздоровление. В начале 20 века лечение наркомании было невозможно. Автор мог только подробно показать каждый этап падения человека в наркотическую пропасть, независимо от его социального положения, образования и силы характера. Все старания близких людей оказываются бесполезными. Позже от молодых людей слышала, что герой Булгакова — слабая личность. Простите, не соглашусь. Врач в провинции, совершающий подобные операции-подвиги, не может быть слабой личностью. Наркотику все равно сильная личность или слабая, грамотный или нет. Любой наркотик просто стирает личность, и только потом уничтожает физически. Булгаков предупреждал о последствиях всего лишь морфинизма. Сейчас морфий — не самый сильный наркотик, от морфинизма хоть и трудно, но можно излечиться. Героин и современные синтетические наркотики такой надежды не оставляют.
Поэтому хотелось бы, чтобы повесть была включена в обязательную программу по литературе в общеобразовательной школе. Потому что ни одна медицинская литература не покажет вред наркотика так, как сумел это сделать Мастер.
Рассказ сильный, напряженный и, к сожалению, злободневный. Самое интересное, многие замечают его реалистичность!
Михаил Булгаков определённый период своей жизни был действительно заядлым морфинистом, коим стал вследствие врачебных манипуляций над больным. Но самое потрясающее он, не смотря ни на что, СУМЕЛ ИЗБАВИТЬСЯ ОТ ЭТОЙ ЗАВИСИМОСТИ! Далось ему это, поверьте, не так легко, а очень и очень сложно (это в некоторой степени даже фантастично)!!! Кстати, его родственники всячески старались замять сей позорный факт в его биографии, но он хотел, чтобы другие люди не повторяли его ошибку.
Людьми с такой силой воли я искренне восхищаюсь